anlazz

В действительности всё не так, как на самом деле

Опоздавшие к лету. Окончание.
anlazz
И вот, наконец-то, мы можем обратиться к тому, ради чего и начали разбирать данную тему. А именно – к пониманию, откуда взялось та самая неспособность побеждать, о которой было сказано в первой части. И что же, в конце концов, сделало стремление к покою столь популярным трендом у позднесоветской и постсоветской интеллигенции. Поскольку именно тут данная идея получила свое первоначальное развития – а уж потом была оттранслирована на все остальное общество. Поэтому, как это не удивительно прозвучит, но именно позднесоветскую интеллигенцию стоит указать в качестве главного инициатора «воспроизводства мещанства», сделавшего его квинтэссенцией культурной жизни страны. Разумеется, это не значит, что до подобного момента мещанское мировоззрение у советских граждан отсутствовало – нет, конечно. Но оно было распространено исключительно в … мещанской среде, имело низкий общественный статус – даже несмотря на все даваемые им блага. Позднесоветская интеллигенция же вывела мещанство на новый уровень, превратив его чуть ли не в единственно приемлемое поведение.

Впрочем, разберем этот вопрос поподробнее. И, прежде всего, скажем, что сделанное в двух предыдущих частях большое отступление на самом деле было очень важно в плане понимания того, что же случилось с советским обществом в период его «заката». А случилось с ним то, что в СССР наступил т.н. «развитой социализм» - т.е. период, в котором основной упор был сделан на «стабилизацию ситуации». А точнее – на перевод значительной части советских производственных систем к «традиционной» индустриальной форме, с ее классической иерархической и формализованной структурой. С должностным разделением, жестко ограниченными технологическими процессами, и, главное, неизбежным ростом отчуждения труда.Read more...Collapse )


О Чуркине. Очень кратко.
anlazz
Я обычно не пишу об "актуальных событиях", поскольку и без меня есть много тех, кто это может сделать. Но вот по поводу смерти Виталия Чуркина придется изменить данному правилу. Поскольку уже начались недвусмысленные намеки на то, что дипломат отправился в "мир иной" отнюдь не по естественным причинам. Дескать, слишком много смертей наших дипломатов в последнее время...

Хотя, на самом деле, в указанном случае удивляться случившемуся было бы странно. Извините, но Виталию Ивановичу было почти 65 лет - т.е., он уже лет пять как должен был быть на заслуженной пенсии.
Нет, конечно, если бы речь шла о какой-то  относительно спокойной работе - вроде научной деятельности - то тут хоть до 90 лет можно "оставаться в строю". И даже в МИДе большая часть постов позволяет это делать. Но покойный-то не кабинетной работой занимался, а активно участвовал в самых яростных и продолжительных дискуссиях. Тут и молодому плохо станет, а что же говорить о 64 летнем возрасте!

В общем, понятно, что  подобными вещами должны, все-таки, заниматься молодые. И вот тут мы сталкиваемся с реальной проблемой, по сравнению с которой все конспирологические теории оказываются детским садомRead more...Collapse )

Еще раз об успехе и неуспехе.
anlazz
Или опять некоторое отступление от выбранной темы…

В прошлой части мы выяснили, что основанием для отказа от выигрышных стратегий послужил высокий уровень их риска, в свою очередь, требующий применения высокого уровня прогнозирования. И что именно этот фактор оказался решающим – поскольку работа с подобными «высокоуровневыми» моделями требовала совершенно иного восприятия мира, нежели то, что, обыкновенно используется в жизни. На самом деле, «первые звоночки» подобного начались еще в период расцвета страны – когда, например, был отменен знаменитый «Сталинский план преобразования природы». Обыкновенно эту отмену целиком «вешают» на Никиту Сергеевича Хрущева: дескать, новый «вождь», по каким-то личным причинам (в качестве которых чаще всего называют «глупость») невзлюбил данный проект. И закрыл его, несмотря на то, что работы в данном направлении велись очень серьезные. Однако данное представление, основанное на признании идеи волюнтаризма, разумеется, вряд ли может быть призвано верным. Тем более, что дураком Хрущев не был – и, в целом, базовые направления, начатые своим предшественником, сохранил.

Впрочем, существуют и иные попытки объяснить прекращение плана. Дескать, он был несовершенен, да и вообще, невозможен, а огромные вложенные в него средства оказались выброшенными на ветер. Разумеется, и в этом случае так же обращаются к идее волюнтаризма – только вместо Хрущева на роль «самодура» выдвигают Сталина. Дескать, захотел «кровавый тиран» увековечить себя в роли властелина мира - и начал подобное нелепое и ненужное строительство. (Собственно, подобный взгляд на любые землеустроительные проекты вообще недавно был господствующим.) Но подобная мысль так же не имеет ничего общего с реальностьюRead more...Collapse )


Опоздавшие к лету. Часть вторая.
anlazz
Как это не покажется странным, но в этой части мы не будем касаться и романа Чудиновой, и рецензии Крылова. О них будет сказано несколько позднее. Тут же мы перейдем на иной уровень, рассмотрев причины современной деградации (того самого «неумения побеждать») с системной точки зрения.

Итак, в прошлой части было сказано, что особенностью мышления постсоветского человека является «загадочная» способность все время терпеть поражение. Впрочем, в реальности это относится не только к нашим соотечественникам, а охватывает практически весь современный мир. Но именно в бывшем СССР данное свойство проявилось в полную силу, в результате чего все последние десятилетия постсоветские страны жили – да и продолжают жить - в перманентном кризисе. И это при том, что ранее именно СССР демонстрировал необычайные способности к выживанию и развитию в гораздо более сложных условиях. Взять, к примеру, то же послевоенное время, когда не просто в короткие сроки были ликвидированы огромные разрушения, нанесенные войной, но и буквально с нуля созданы целые отрасли. А период 1920-1930 годов, когда происходила индустриализация страны в условиях почти «нулевого старта». Да что там индустриализация – даже само сохранение существования России в условиях попадания в страшнейшую ловушку 1917 года является редчайшим примером в истории. В общем, советские люди умели бороться с трудностями и имели для этого вполне законченную технологию.

Собственно, основа ее была объяснена в прошлой части. А именно – «способность побеждать» для советского общества вытекала из его возможности концентрировать все имеющиеся ресурсы на одном «направлении» (вместо того, чтобы «размазывать» их по всем «страждущим»). В итоге получалось возможным доводить те или иные создаваемые подсистемы до устойчивого состояния, после чего «перекидывать» освободившиеся силы на новые проекты. Максимальное выражение эта схема получила в послевоенное время, в т.н. «стратегических программах» - атомной, ракетной, космической. Но и за их пределами, в самых различных областях - порой даже почти «бытовых», вроде промышленного домостроения или модернизации сельского хозяйства – эта стратегия оказывалась исключительно удачной. Стоило, к примеру, насытить колхозы и совхозы техникой – и угроза голода, веками стоявшая перед русским народом, исчезла навсегда.

Впрочем, если «подняться» еще на уровень выше, то можно понять, что именно эта способность –т.е., возможность концентрировать силы на определенном, «предсказанном» разумом, направлении – выступает основанием не только «советского успеха», но и всей цивилизации, как таковой. Причем, начиная еще с самых первых попыток перехода от животного существования к подлинно человеческому:Read more...Collapse )


Опоздавшие к лету. Часть первая.
anlazz
Где-то неделю назад я приводил пример рецензии Константина Крылова на роман Е. Чудиновой «Победители», как некоей особенности мышления постсоветского человека. Так вот, сейчас пришло время разобраться с ней (особенностью) поподробнее. Причем, как уже говорилось, основную ценность имеют именно крыловские статьи – которые не только короче романа, но и гораздо «концентрированнее» его. Да и что такое, если честно, «Победители»? Очередной опус на тему альтернативной истории, изданный тиражом аж 2000 экземпляров. Тут, конечно, можно в очередной раз пожаловаться на общее, не слишком блестящее, состояние отечественной литературы, в результате которого подобный тираж может считаться «средним». (Это из «крыловской» рецензии – а поскольку автор сам фантаст, в этом ему можно верить.) Ну, в свете выбранной, с учетом нынешних реалий, провокационной темы – данный роман получил некоторую известность в сети. (Правда, в основном отрицательную.) Но, в сущности, ничего даже близко сравнимого с чудиновской же «Мечетью парижской богоматери» тут нет. Как говориться, есть и в нашем времени неоспоримые преимущества  - и одним из них является то, что народ объелся «дурной литературой». И заставить его покупать очередную книгу про том, как главный герой или героиня «уделывает их всех», невозможно.

А вот рецензия… На самом деле, это - если выражаться словами самого Крылова – такая «писечка» и «мякотка», которую пропустить было бы грех. Ну, а если серьезно, то сразу стоит отметить, что  раскрывает она не только – и не столько – особенности рецензированного произведения, сколько, как было сказано выше, одну важную особенность мышления наших современников. Которая определяет не что ни будь, а самое главное свойство современного человека. Свойство, кажущееся парадоксальным и даже абсурдным – а именно: неспособность побеждать. Подобное утверждение может показаться слишком радикальным: ведь как можно объявлять лузерами целое поколение на основании одной рецензии к фантастическому (!) произведению! Тем более, что как вообще возможно выделять указанную особенность в качестве некоей общности – ведь люди же разные. Кто-то из них успешен, а кто-то, увы, нет. Однако, при всем кажущемся абсурде данного утверждения, оно вполне имеет право на существование. Поскольку – как уже не раз говорилось – неизменные фейлы, преследующие, как минимум, постсоветское пространство (а как максимум – все человечество) в последнее время становятся все более заметными.

Кто-то видит их в политике – ну, это самое простое. Кто-то в экономике, перманентно перетекающей из кризиса в кризис. Кто-то видит в науке, отличить которую от «лженауки» становится все труднее. Кто-то в образовании, здравоохранении и т.д. Но при внимательном рассмотрении становится заметным, что все эти проблемы имеют один и тот же корень.Read more...Collapse )


Не мир, но брэнд? Или об одном заблуждении современности...
anlazz
Наверное, одним из самых «сильных» понятий, принесенных концепцией постиндустриализма в нашу жизнь, является брэнд. Можно даже сказать, что именно оно воспринимается в настоящее время, как основа того, что принято именовать «бизнесом» - т.е., как основа процесса создания прибавочной стоимости. По крайней мере, в подавляющем числе всевозможных «бизнес-руководств», тренингов и т.п. – вплоть до художественных произведений, посвященный указанной теме – именно создание брэнда полагается главной составляющей успеха. Что, разумеется, накладывает определенный отпечаток на наше мышление: например, значение производственных процессов в указанной схеме очень сильно падает, а значение т.н. «креативных действий» неимоверно возрастает. (А еще больше возрастает значение «креативных профессий», которых возводят до роли главных «созидателей» прибавочного продукта.) И разумеется, мало кто задумывается: а было ли так всегда?

Хотя некоторые, наверное, догадываются, что данное состояние не вечно. Поскольку из той же классической литературы видно, что купцы и даже фабриканты были еще в позапрошлом веке, а вот разнообразных «креативных» деятелей тогда еще «не изобрели». Хотя брэнды в это время уже существовали. Вообще, «брэнд» - это довольно почтенное понятие (само название которого происходит от знака, которым помечали скот) – и возникло оно давно. По крайней мере, в XIX веке брэнды уже были. Но между современным понятием «брэнд» и брэндами прошлого существовала некоторая разница. А именно – этим словом тогда называли то, что сейчас именуется «торговая марка», «товарный знак» - т.е., некое указание на того или иного производителя. Ведь очевидно же, что фабрика или завод, выпускающая что-то, должна как-то называться. (Можно, конечно, предложить альтернативу – как в советской оборонной промышленности вводит «номерное» именование, но это для обывателя не очень привычно. Да, и требует наличия определенной «надзаводской» структуры, что так же в течении долгого времени было невозможно.) Ну, и соответственно, должна как-то называться и выпускаемая продукция.

А значит – использование «естественных названий» - вроде «Путиловского завода» или «коньяков Шустова» было разумным и необходимым. Кстати, подобное «брэндирование» в то время могло относиться не только к отдельным фирмам, но и к целым географическим областям. К примеру, тот же «брэнд» «Золингеновские бритвы» означал бритвы из города Золингена, славящегося своей сталью. Этот факт для покупателя был важнее названия конкретного производителя. А в пищевой промышленности подобные «географические наименования» зачастую вообще являлись нормой. К примеру, все знают «эмментальские сыры» или «бургундские вина», не особо даже задумываясь: а какое конкретно «шато» это самое вино произвело. Однако подобное положения было возможным только в определенных условиях, когда жесткие традиции не позволяли производителям массово «портить продукт». К сожалению, по мере развития капиталистических отношений, подобные традиции начинали неминуемо разрушаться – и очень часто вместо качественного вина покупатель мог получить «адский коктейль» из спирта, виноградного сока и какой-нибудь гадости «для усиления вкуса». 

Поэтому, в общем-то, единственной гарантией качества покупки служила добросовестность продавца – а, если честно, то вообще, возможность последнего получить в морду от обманутого покупателя. Так как только это могло перевесить главный аргумент рыночной экономики – стремление к максимальной прибыли. Впрочем, по мере развития производства ситуация начала меняться. А именно – переход от полукустарных работ к четко спланированному, инженерно рассчитанному конвейеру, позволил получать практически гарантированное качество при достаточно низкой цене одного экземпляра продукции. Удивительно – но именно это позволило позволило почти полностью вытеснить «поддельщиков», поскольку при  массовом производстве выпуск качественного товара оказывался дешевле, нежели изготовление «гнилого товара» у кустарей. Так что индустриализация отправила в прошлое пресловутые сапоги с картонными подошвами, рубашки, сшитые гнилыми нитками и сметану, загущенную мелом «для весу» – т.е., все то, что еще недавно занимало значительную часть «продукции массового спроса».Read more...Collapse )


К вопросу понимания...
anlazz
Мне обычно предъявляют обвинение в том, что мои тексты имеют "много буков". Дескать, пиши короче, и люди к тебе потянуться. На это я хочу ответить: рад бы, но есть одна проблема. А именно - если ты пишешь чего-то за пределами мейнстрима, то возникает огромная проблема непонимания. Та самая "Коммуникационная проблема", о которой было не раз сказано. Связана она с тем, что у читателя и у автора должны существовать одинаковые "словари" - т.е. системы понятий, благодаря которым происходит распаковка заложенных в текст смыслов. Впрочем, для "обыденных" явлений это обеспечивается общим смысловым полем. Но вот стоит выйти за пределы этой обыденности - и беда! Очень часто оказывается, что существует множество почти непересекающихся "групп", где указанное условие не соблюдается. Т.е., где существует свои понятийные системы.

Именно поэтому и приходится писать много - объясняя целыми параграфами то, что могло бы быть выражено одним словом. Но все равно, за пределами мейнстрима это, порой, не помогает.
Вот вчера Якобинец показал, пожалуй, эталонный образец коммуникационной проблемы. Настолько эталонный, что его можно вешать в рамочку под стекло - как пример известного изречения: "смотришь в книгу, видишь фигу". А ведь он, в общем-то, не обыватель, а человек, всесторонне развитый. Однако, полностью находящийся в рамках мейнстрима - того самого, где есть геи и гомофобы, "либералы" и "совки", "патриоты" и "русофобы", "нацики" и "антифашисты" и т.д. и т.п. Ну, и результат оказался соответствующим. Вот, к примеру, Якобиней пишет:

Всё бы хорошо, но в одном из своих предыдущих текстов Анлазз писал, что борьба за права меньшинств, экологию и ЛГБТ развернулась на Западе как раз в Холодную войну... из страха перед советскими боеголовками. И что без СССР хрен бы западные вырожденцы смогли курить траву, трахаться в жопу и читать Сартра. А теперь, гляжу, концепция поменялась - раньше утверждалось, что советские боеголовки порождали хиппарей, а теперь выяснилось, что они же порождали консерваторов.

Как говориться, "все у них так". Поскольку я никогда не писал о том, что борьба за права меньшинств, экологию и ЛГБТ началась из-за страха перед советскими боеголовками. Я писал нечто другое - а именно, то, что наличие страха перед СССР, как рабочим государством - причем, не важно, было оно таким или не было - привело к резкому повышению "порога насилия" на Западе. Read more...Collapse )

Консервативный поворот – как следствие кризиса постсоветской эпохи.
anlazz
Наверное, если говорить о том явлении, которое характеризует нынешний этап истории - то таковым следует считать «консервативный поворот». Особенно ставший актуальным с момента избрания Дональда Трампа президентом США. Этот самый «поворот» означает рост популярности политиков, декларирующих приверженность ценностям, кажущимся полностью противоположным недавнему политическому мейнстриму. Например, таковым является стремление к усилению «национальных государств» - в пику надгосударственным образованиям (вроде ЕС). Или, например, возрастающая популярность разного рода «антимигрантских настроений» в самых разных странах – начиная от Германии, и заканчивая США. Или, наконец, существенное усиление требований к соблюдению «традиционной морали», доходящей порой до признания необходимости религии. Впрочем, приводить подобные примеры можно очень долго - вплоть до популярности идеи о запрете абортов и декларации вреда ГМО. В любом случае, самое главное тут то, что еще десять лет назад подобные идеи рассматривались исключительно, как признак политических маргиналов. Неких полушутов - вроде нашего Владимира Вольфовича Жириновского - призванных скорее развлекать «почтеннейшую публику» (пускай и за приличные деньги), нежели реализовывать какие-то реальные программы.

Именно так смотрели лет десять назад на тот же «Национальный фронт» во Франции, или на Дональда Трампа в 1999 году. «Консерватизм» был не в моде: казалось, что он должен был остаться далеко в прошлом, когда для него существовала единственно возможная роль. Это - противостояние страшной «Красной Угрозе». Вот для борьбы с «Красными» консерваторы (вроде Рональда Рейгана) прекрасно годились, однако после уничтожения СССР эта задача оказалась выполнена. И с этого момента «естественной» - т.е., наиболее ожидаемой - становилась политика совершенно иного рода. А именно, борьба за права меньшинств, решение экологических проблем, распространение толерантности, увеличение прав ЛГБТ и т.д., и т.п. Впрочем, если приглядеться внимательно, то можно увидеть, что все эти виды «борьбы» имели одну единственную направленность. А именно – они должны были способствовать развитию «инновационности» в обществе. (А точнее, среди его членов – поскольку согласно господствующему тогда представлению, общество в целом не существует.) Причиной же столь большого внимания, уделяемого «инновационности», в свою очередь, выступало то, что последняя мыслилась, как главный источник существующих благ.

* * *

Сейчас, разумеется, все это кажется смешным – но совсем недавно уверенность в том, что мир стремительно переходит из индустриальной в постиндустриальную эпоху, мало кем оспариваласьRead more...Collapse )


О политиках новейшего времени на примере сами понимаете кого...
anlazz
Поскольку ниже речь пойдет о политическом деятеле, который вызывает самые противоречивые, но при этом, крайне ожесточенные споры, сразу хочу предупредить: этот текста, в общем-то, не о Владимире Владимировиче, как таковом. Несмотря на то, что последний, возможно, кому-то кажется важнейшей персоной в истории, а порой – чуть ли не ключевой фигурой в мировых процессах – но на самом деле, это не так. Поскольку вряд ли политик из второразрядной страны с сырьевой экономикой может рассматриваться, как центр Вселенной. Однако есть у нашего президента действительно одно качество, которое может рассматриваться, как достаточно уникальное. А именно – судя по всему, он выступает «открывающим» для новой генерации политических деятелей, которые должны сменить привычный для последних десятилетий «тип властителя». К тому же, «эволюция» Путина достаточно хорошо изучена для того, чтобы понять: что же является причиной указанной смены. А значит – что же нам стоит ждать от «политики будущего».

Итак, что же является особенностью путинской политики? А то, что она может рассматриваться, как практически лабораторный пример того самого прагматизма, о котором говорилось в прошлой части. Впрочем, как можно легко догадаться, этот самый прагматизм – т.е., упор в своей деятельности на достижение максимального числа благ для правящих классов – является далеко не новым изобретением. Скорее наоборот, именно он в течении длительного времени и являлся нормой для политических деятелей. Единственная разница между последними состояла в том, что они могли делать ставку на ту или иную часть правящих классов. (Или на разные правящие классы, как в государствах со смешанной – феодально-капиталистической – экономикой.) Из этого следовали несколько разные пути движения к достижению указанного благосостояния – но никогда речь не могла идти об отказе от нее.

И таковой ситуация оставалась до того момента, как Великая Пролетарская Революция, начавшаяся в России, не поставила мир перед н овой реальностью.Read more...Collapse )


Конец «Сияющего града». Часть третья.
anlazz
Говоря о том, что в настоящее время заканчивается период существования «глобализированного мира», нельзя не упомянуть и еще один важный аспект происходящего изменения. Его можно обозначить, как поворот от т.н. «абсолютных ценностей» к куда более приземленным ориентирам. Этот процесс можно обозначить, как «прагматизацию», поскольку его конечным результатом выступает не что иное, как переход к примату чистой выгоды. Подобная смена может показаться удивительным – поскольку именно прагматический подход, как правило, считается присущим капиталистическому обществу. Но это не совсем так. Точнее – как уже было сказано ранее – общество, именуемое нами «глобализированным» или «глобалистским», на самом деле, является не совсем капиталистическим. Поскольку уже неоднократно помянутая «Тень СССР» в свое время внесла в его функционирование немало таких элементов, которых в классическом капитализме, по определению, быть не может.

И, в первую очередь, это относится к высокой степени идеологизации подобного социума. Правда, здесь следует сделать очень важное замечание. А именно – идеология, выступающая, как «ложное сознание» для эксплуатируемых классов, конечно, является важной подсистемой любого классового социума. Особенно велико ее значение в момент достижения последним своего наивысшего типа – т.е., при империализме и суперимпериализме (фашизме). В обществах подобного типа наступает настоящая «идеологическая вакханалия». В пропаганду вкладываются огромные средства, она буквально окружает каждого гражданина с раннего детства, не оставляя его ни на минуту. Поэтому разговоры о «неидеологичности капитализма» могут показаться странными. Однако тут есть одна важная тонкость, которую не следует забывать». А именно – указанное «ложное сознание» является ложным сознанием потому, что оно обязано заменять среднему гражданину свои конкретные интересы тем, что является выгодным для правящих классов.

* * *

Т.е., если, условно говоря, условному Круппу необходим рынок сбыта, то ради этого он может заставить общество пойти на очень жесткие меры. Вплоть до войны.Read more...Collapse )


?

Log in