anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

....Сжег гимназию и упразднил науки...

В связи известно с чем, данная фраза стала очень популярной в интернете.Но вообще, о реформировании РАН (или разгоне) написаны тысячи килобайт (или уже мегабайт) текста, при этом укладывающихся в популярную уже лет двадцать тему – уничтожение российской науки. И писать об том, насколько странно ведет себя наше правительство или насколько его решения не соответствуют нашим интересам, представляется бессмысленным. На самом деле, где то половина публикаций посвящено именно этой теме.

Гораздо более интересным представляется как раз то, что стала популярн6ой вынесенная в заголовок фраза Салтыкова-Щедрина из «Истории одного города». Потому что Михаил Ефграфович писал ее абсолютно в другую эпоху и абсолютно по другому поводу. А «История одного города» - это не притча, обращеная к «вечным ценностям», а сатира. Злая и предельно конкретная, направленная на вполне реальные недостатки Российской Империи определенного времени.

Тут надо сделать отступление и сказать, что в последнее время цитирование писателей позапрошлого века становится все популярнее. Что интересно, советских школьников учили классической русской литературе, потому что именно она давала образец точного и красивого выражения своих мыслей. Но с точки зрения содержания эта же русская классическая литература была убийственно несовременна. Читать про мысли какого-нибудь барина или про похождения некоего жулика или про нравственный мир чиновника было крайне неинтересно – все эти чиновники, баре и даже жулики жили в каком-то ином мире, в абсолютном прошлом, если так можно сказать, и их жизнь не имела никакого отношения к нашей жизни тут. Можно сказать, что это был мир гномов и эльфов, если бы он не был так поразительно скучен – это были такие серые и неинтересные гномы и эльфы, не совершающие никаких подвигов и не попадающие ни в какие приключения.

Поэтому русскую классическую литературу школьники не любили – несмотря на весь ее язык. Если приключения, скажем, мушкетеров давали образ иного, но крайне интересного мира, то от «классики» веяло скукой. Представить себя во образе Онегина или Раскольникова было невозможно, несмотря на все старания учителя – ведь в отличии от Д Артаньяна, все «странности» которого обеспечивались, как казалось, необычностью антуража, «странность» этих героев была на непонятна. Зачем Д Артаньян убивал гвардейцев кардинала, ясно – там шла непрерывная война, и если бы советские школьники имели шпаги и коня, то они так же рубились с «ришельевскими» гвардейцами. А вот зачем Раскольников зарубил несчастную старушку, было реально непонятно. Старушек надо уважать, а не бить топором, и единственное доступное объяснение было то, что «Раскольников псих». Вот теперь, когда все стены увешаны объявлениями «Кредит за полчаса» или «Деньги даром», многое становится понятным. Особенно, когда узнаешь проценты по этим «даровым» деньгам, но тогда, в советское время, никакой возможности об этом узнать не было.

То же можно сказать и о Гоголе или Салтыкове-Щедрине. Его сатира была бессмысленной в «той» жизни. Разумеется, объясняли, что Хлестаков – жулик, а градоначальники в городе Глупове дураки и самодуры. Но что такое самодур-градоначальник, представить было невозможно. Структура власти была иной и председатель горисполкома не имел возможности для самодурства, даже если бы и захотел. Представить себе председателя горисполкома, сжегшего школу и отменившего науки или, скажем, сжегшего несколько колхозов и взыскавшего недоимок на два рубля с полтиною, было за гранью восприятия.

Но теперь это проходит. И самодуры, и жулики, и гулящие купцы, и полицейские-держиморды (кто мог приложить «хрестоматийное» изображение городового к советскому милиционеру?), и «меценаты», и что такое «забрить в солдаты» (это сейчас особенно актуально для студентов), и нищие на паперти, и ходоки у "парадного подъезда", и баре со своими "тараканами", и т.д. Нету, наверное, только телесных наказаний (пока еще) Здравствуй, старый добрый мир во всей своей красе. Классическая мрусская литература для становится все более и более понятной, несмотря на все эти айфоны и интернеты.

И теперь, после отступления, можно сказать о том, что же произошло с Академией. Да, когда Салтыков-Щедрин писал "сжег гимназию и упразднил науки", он имел в виду вполне определенную идею, весьма распространенную в позапрошлом веке.

И гимназии, и университеты и сама Академия были чужеродными в мире нищего крестьянства, вороватых чиновников и бессмысленно проводящих жизнь помещиков. Внесенные Петром Великим реформы, вызванные по сути одним – все возрастающим давлением модернизирующейся Европы и необходимостью противостоять ему (прежде всего, в военной сфере) создали, по сути два мира – один мир, исконно-посконный мир феодальной эксплуатации, являющийся основой экономики, и другой мир, копирующий мир Европейского модерна, буржуазного общества, который должен был стать щитом на пути превращению России в европейскую колонию. Но являясь тенью европейского модерна, этот мир по сути и был модерном русским, создавая в России структуры, которые никак не были свойственны феодальной основе общества.

И Академия де Сианс (Académie de science) даже по названию своему есть такая же чужеродная вещь, которая для многих выглядела вполне ненужной безделушкой, лишним способом тратить государственные средства. И те же гимназии, по сути своей, ничего не давали помещечье-крестьянскому миру, образование в них было сильно избыточным. Да, для того, чтобы не быть завоеванными европейскими армиями, требовались дипломаты, офицеры и даже инженеры, но помимо этой задачи они не имели никакой области применения. Поэтому постоянно раздавались голоса, требовавшие отменить это избыточное образование. «Не хочу учиться, хочу жениться» - это ход мысли не просто лодыря – как нами понималось в школе – а человека, руководствующегося вполне приемлемым здравым смыслом.

На самом деле, зачем помещику математика или французский язык? Он что, во Францию поедет? А если и поедет, то значит, будет иметь достаточно средств, чтобы извозчик понял его желание и сам довез туда, куда надо. Так, миллионы россиян ездят за границу, не испытывая никакой нужды знать какой-либо язык – а что, главное у них деньги, а всякие турки и египтяне пусть русский учат. А если у кого нет денег, то пусть сидят в своих урюпинсках и не высовываются…

Так что борцы с образованием в XIX веке руководствовались вполне логичными идеями. И только давление Европы, особенно выраженное в мощи пушек и скорости пароходов, заставляло правительство действовать противно им. В конце-концов, данная система должна привести к серьезному кризису, что и случилось. Что было в этом случае, всем известно. Не вдаваясь глубоко, можно сказать, что в XX веке система образования и науки и экономика стали соответствовать друг другу. Настолько, что идея об «упразднении наук» стала рассматриваться, как бессмысленный гротеск, как невозможное с ни с какой точки зрения событие. Как возможно отменить науки, если вся промышленность только и делает, как использует их достижения в производстве? Как можно жить необразованным, если знание требуется в любой работе? Разве что навоз вилами кидать – не нужно. Вот и учили детей – не будете учиться, будете всю жизнь навоз кидать…

Но сейчас становится понятным, что данная система, что рассматривалась как абсолютно естественная, является присущей вполне определенной экономической ситуации. Если последняя изменится, то наука становится не более важной, чем география для Митрофанушки. Для того, чтобы обеспечивать Запад сырьем, работая на оборудовании и по технологиям, полученным от него, наука не нужна. Можно открыть сотни университетов и построить десятки Сколково, но пользы для экономики от этого не будет.

Разумеется, иметь Академию наук престижно, это придает отличие стране от какого-нибудь Зимбабве и сближает ее с Европой, но по сути, это вопрос формы. Полноценная Академия или какая-нибудь ее имитация – в чем тут разница? Остается еще вопрос пресловутых рейтингов, индексов цитирования и т.д., но и тут не все однозначно. Рейтинги всегда претенциозны, и отражают силу той или иной элиты, а не реальное положение дел. Будут деньги и влияние – так любую шарашкину контору, вроде РАЕН можно вывести в мировые лидеры. Не будет – никакие открытия не помогут. А насколько шарашки, типа РАЕН дешевле академической науки! Так что если те средства, что будут сэкономлены на отказе от полноценной науки пустить на улучшение рейтингов, то можно выйти в мировые лидеры…

Разумеется, остается еще та самая причина, что пугала царское правительство – возможность военного давления. Но и тут ситуация изменилась – Европа уже не та, что ранее и вместо столетиями идущих завоеваний остались только слабые рецидивы, вроде ливийской компании. Да и для США Россия не является лакомой целью – холодная страна с огромными расстояниями и нефтью, добываемой в снегах и болотах. США своя сланцевая нефть выйдет много дешевле, нежели завоеванная российская. Да и если рассматривать «военный сценарий», то уже не требуется постоянное следование «европейской «тени». Место постоянно совершенствующейся армии заменило ядерное оружие, которое остается единственной гарантией от военного захвата. Так что ситуация с наукой и образованием в современной России как бы не хуже, нежели в Российской Империи.

И на этом фоне, похоже, реализовываются идеи, которые даже в позапрошлом веке казались слабо вероятными. Места науки и образования в нынешней российской жизни просто нет. Это артефакты, оставшиеся от иных эпох, абсолютно параллельные современной экономической системе. Другое дело, что не так просто отказаться от представлений, бывших верными совсем недавно, каких-нибудь лет тридцать назад, когда наука становилась реальной производительной силой, а обязательное среднее образование стало реальностью (и уже поговаривали о всеобщем высшем). Так что артефакты прошлого еще воспринимаются, как реальная сила и любое ее приведение в соответствие с реальностью рассматривается, как нелепое и опасное действие. А на самом деле именно это является самым естественным движением для данной системы.

Так что сожгли гимназию или нет – не важно, рано или поздно это сделают, и никакие протесты остановить этот процесс не могут. Ну, разве сделают этот процесс более длительным, что позволит "дотянуть" до того момента, когда кризис нынешней системы станет настолько сильным, что приведет к ее разрушению .И уж тогда, в случае его преодоления, ситуация, возможно, изменится. Но это уже совершенно иная тема…
Tags: наука, текущее
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments