anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Category:

Колбасный пост.

Существует известная закономерность – стоит только упомянуть СССР, так сразу же возникает куча комментаторов, которые обязательно напомнят об отсутствии колбасы и о трудностях с ее доставанием. Теперь существует возможность проверить, работает ли она «в обратную сторону». А именно – приведет ли упоминание о колбасе к всплеску интереса к СССР? Впрочем, если серьезно, то приведет конечно – поскольку именно советское время может рассматриваться, как эталонное для мира непрерывной деградации, каким является современность.

Впрочем, перейду ближе к теме. А именно – обыкновенно я колбасу покупаю в небольшом магазинчике от местного мясокомбината. Это, во первых, выходит дешевле, нежели брать данный продукт в гипермаркете. А во-вторых, продукт там свежий (относительно), поскольку завозят его понемногу. Ну, и главное – в данном магазинчике есть возможность купить одну разновидность указанного товара, который, вроде бы, обладает приемлемым качеством. Запомните – одну, хотя ассортимент данного мясокомбината довольно велик. К этому моменту мы еще вернемся. Пока же я хочу сказать о другом – по разным причинам попасть в данный магазин не всегда возможно. Тогда приходится покупать мясные изделия там, где покупается все остальное – в крупных сетевых магазинах. А там – вот засада – как раз той разновидности колбас, которую я беру, нет.

Приходится рассматривать иные варианты. Наслаждаться, так сказать, свободой выбора по полной программе. Казалось, что тут такого – в отличие от убогой советской действительности выбор реально огромен, даже в нашей провинциальной глуши ассортимент колбасных изделий больше, чем поразивший когда-то известного писателя-сатирика «200 сортов» в «гэдээровской» витрине. Однако есть одна тонкость, которая полностью все меняет. А именно – из этого многообразия колбас, как правило, найти такую, которая состояла бы «полностью из мяса», представляет собой приличный квест. К примеру, в последний раз из пересмотренных мною 20 видов вареных колбас, таковой, с известной степенью условности, можно было посчитать лишь одну. И это с учетом того, то рассматривались лишь дорогие сорта – те, что дешевле 300 рублей за килограмм, естественным образом отбрасывались. Во всех остальных присутствовал или растительный белок, или (вернее, очень часто «и») пресловутое «мясо птицы» (из которого большая часть – «мясо птицы мехобвалки», т.е., откровенный мусор).

При этом на значительной части данных продуктов имелась заветная надпись «ГОСТ» (т.к., никаких ГОСТов сейчас в колбасном деле нет, то писать можно, что угодно), и/или «брендовые» надписи, вроде «докторская» или «любительская». Т.е., тот фактор, который был удобен для покупок еще лет шесть-семь назад (не брать «дизайнерских» названий, типа «докторская по…») теперь не работает. Правда, остается еще надежда на то, что состав пишут правильно, и ту колбасу, в составе которой, вроде бы, кроме мяса нет лишних примесей, еще можно считать таковой. Хотя и это, понятное дело, так же чистая условность. Да и то, в самом лучшем случае, если указание на применение в изделии «говядины» и «свинины» соответствует правде, следует понимать, что кладут туда отнюдь не вырезку, и даже не «говядину жилованную 1 сорт», как в знаменитом реальном ГОСТе на ту же «докторскую». А неизвестно когда забитую перемороженную тушу, приехавшую, скорее всего, из противоположного полушария. Впрочем, это по любому лучше, нежели «мясная эмульсия» и «мехобвалка».

* * *

Впрочем, собственно, я не собираюсь подробно описывать, что же добавляют в колбасу – поскольку на эту тему в сети существует огромное множество материалов. Да что в сети – даже по телевизору данную тему окончательно «замылили». Я хочу обратить внимание на другое. А именно – на то, что в данном случае не работает главный аргумент либералов, состоящий в том, что среди огромного количества выпускаемого товара всегда можно найти качественный. Если, конечно, «не жлобиться» и выбирать товар подороже. Дескать, пускай быдло жрет суррогаты, на то оно и быдло – но желающие всегда смогут найти себе качественный продукт. А оказывается, что не всегда – если, конечно, не «забираться» в слишком высокие ценовые категории, и не требовать себе возить тот или иной продукт за сотни километров. Все очень просто. Дело в том, что потребность в гипотетической «хорошей колбасе» настолько мала, что для провинциальных гипермаркетов нет смысла ей заниматься – реализация указанного товара принесет слишком мало прибыли, а возни с ней будет много, тем более, что следует учесть ограниченный срок хранения.

Поэтому, скажем, жители крупных городов, а тем более столиц, еще могут надеяться на то, что кто-то рискнет завести реально дорогой и качественный товар. А остальным остается только вспомнить гипотетические «древние практики», и ездить за таковым за тридевять земель. Но это, если серьезно, лишь самая верхушка проблемы. Поскольку только торговлей «неприятие» дорогого продукта не ограничивается. Не менее холодно относятся к нему и производители. Это так же абсолютно понятно, особенно если есть возможность сравнить «старый», советский мясокомбинат со множеством расплодившихся в последнее время «колбасных цехов». Даже с учетом неизбежного масштабирования (из-за разного объема выпуска) разница поражает. Дело в том, что мясокомбинат «прошлого поколения», построенный на идее работы со свежим мясом – система сложная и дорогостоящая. Это и особые помещения для боен и для скота, это и система разделки и хранения туш, и очистные сооружения, и многое другое, сопутствующее «базовым» процессам приготовления фарша и набивки колбас. Понятное дело, что тогда, когда изготовитель не работает со всем этим, а, в лучшем случае, перерабатывает готовое мясо, затраты его будут намного ниже.

А уж работа с соевым белком и мясной эмульсией еще более проста, нежели работа с готовыми тушами. Тут даже мясорубки не нужны – знай, смешивай разного рода компоненты и набивай их в красивую упаковку. Заодно и проблем со всеми госорганами меньше будет – ведь производства, считай нет. А вот на то дело, которое является основным в любом производстве современности – а именно, маркетинг и работу с сетями – сил и средств, напротив, будет больше. Поэтому, даже в том случае, если это возможно, изготовление колбас «по советским рецептам», из свежего мяса, является не самой выгодной бизнес-стратегией. Таким образом, тут мы получаем очевидное противоречие: для того, чтобы изготовление натуральных колбас было выгодно, необходимы большие партии, поскольку вложения для этого велики. Но при этом количество желающих купить их довольно мало. Так какой смысл для производителя заниматься этим «геморроем»? Престиж? Так престиж «производится» маркетологическими методами, это типовая технология, самое важное в которой – вложение в рекламу. Что, в свою очередь, намного проще, и, что еще важнее, понятнее для современных менеджеров.

Так что надежда на то, что наличие определенного платежеспособного спроса может вызвать производство качественных продуктов, оказывается излишней. Такова суть массового производства – для того, чтобы быть рентабельным, оно должно иметь объемы выпуска не ниже определенной величины. Если же этот порог не превзойден, то приходится иметь дело с производством полукустарным (для пищевой промышленности), затраты и стоимость на которых возрастают очень сильно. Настолько, что порой имеет смысл привести товар откуда-нибудь издалека, нежели разворачивать его производство тут. Вот и везут те же сыры из Швейцарии, а колбасы из Финляндии.

Впрочем, и «импортное» качество – состояние так же временное, сходное с уже упомянутым изготовление колбас «из мяса», иногда все же встречающееся в нашей стране. Где оно является явным «реликтом» прежней эпохи, основанное на уже сделанных вложениях (мясокомбинаты, конечно, сильно «проредились» «невидимой рукой рынка», но кое-где все-таки остались). Крупные производители рано или поздно приходят к необходимости «бодяжить» продукт (о чем в той же европейской прессе постоянно пишут), а кустари так же неизбежно рано или поздно разоряются. На самом деле, процесс замены натуральной еды суррогатами – явление, абсолютно логичное в указанных условиях и избежать его нельзя. Ведь, как сказано выше, происходит оно не откуда-нибудь, а из самой сути конкурентной, рыночной экономики, и является следствием системных ее свойств.

* * *

И вот тут мы подходим к самому сердцу проблемы непрерывно идущего ухудшения качества всех выпускаемых вещей. Она, как не странно, довольно проста и понятна. Дело в том, что между идеализированной моделью рынка (на которую обычно ссылаются, говоря о таковом) и рынком реальным существуют некоторая разница. Например, в том, что, покупатель реальный, в отличие от покупателя «идеального», имеет некоторый «порог» в восприятии свойств продукта. Т.е., при изменении качества последнего до определенного предела он это не замечает. Нет, конечно, есть разного рода уникумы, которые могут определить тончайшие оттенки сыра, вина или чая – но это, понятное дело исключение. Большая же часть населения, конечно, отличит откровенную халтуру от качественной вещи – но не большее. К примеру, замену в колбасе свежего мяса на мороженное или добавление нескольких процентов сои вряд ли кто заметит.

Отмечу, что это еще – достаточно качественный продукт, с почти неизменным вкусом. Лишь несколько дешевле. Вот это «несколько дешевле» и играет в данном случае столь неприглядную роль. Дело в том, что уменьшив цену продукта, производитель получает возможность вести более агрессивную маркетинговую политику – и соответственно, становится победителем в борьбе. Конкуренты при этом или разоряются, или делают то же самое – благо, секрета в подобном ходе нет. Кажется, все довольны – покупатель получает продукт чуть дешевле (о падении качества он не догадывается – это ниже его порога восприятия). А производитель – прибыль. Но если бы все было так просто! Процесс-то у нас циклический – Т-Д-Т. А значит, после «первой итерации» снижения качества неизбежно следует вторая. Т.е., качество ухудшается уже по отношению к указанному выше ухудшенному качеству. Будь в данный момент на рынке «изначальный» товар, потребитель, наверное, смог бы понять, в чем разница. Но его уже нет (или он отнесен к «премиум-сегменту», недоступному массе). А значит – сравнивать придется с тем, что производится, т.е., с «ухудшенной формой номер 1». Что опять делает изменения «подпороговыми».

Нетрудно догадаться, что рано или поздно, но колбаса начнет состоять исключительно из сои с мясной эмульсией (если не выдумают еще что-то более дешевое) – и все будут уверены, что так и должно быть. Разумеется, было бы не так обидно, если бы за качеством опускались и цены – как можно подумать, исходя из «идеальной» модели. Но и тут не все так просто. Дело в том, что, как сказано выше, после каждого «витка» ухудшения, тот продукт, что существовал раньше, переводится в «лакшери-формат». Т.е., в «продукт для гурманов» - это так же известный ход, должный, по идее, «спасти» то производство, которое еще окончательно не ухудшилось. В итоге оно какое-то время может держаться на плаву (впрочем, ограниченное, т.к., это самое «лакшери» закономерно приносит меньшую прибыль, нежели массовое дерьмо). А значит, цены на него возрастают. Получается, что покупая «дорогое и качественное», мы берем всего-лишь товар, стоящий всего лишь на одну «ступеньку» порчи ниже, нежели все остальное. Ту самую колбасу из замороженного мяса неизвестного качества, с которой и начался разговор. Или пресловутую грудинку, в которой от исходной части свиной туши остался лишь «каркас», а все остальное – напичканная на заводе непонятная субстанция. Ну, и в качестве альтернативы – пресловутых хамон, который, вроде-бы, обязан быть натуральным, но стоит при этом на порядок выше всех остальных изделий (вопрос о качестве хамона пока оставим).

Тут может возникнуть иллюзия того, что раз уж в магазинах ничего хорошего нет, то значит – при наличии свободных средств – можно питаться в ресторанах и кафе. Дескать, там то уж однозначно индивидуальное производство, и продукты должны быть натуральные. Эту иллюзию я не собираюсь трогать – быть ресторанным критиком не собираюсь, да и вообще, заведения общепита недолюбливаю. (Вне всякой связи с качеством продуктов, кстати.) Но вообще-то, вопрос о качестве ресторанной пищи является довольно распространённой темой в интернете, поэтому всех, питающих указанные надежды, я отсылаю к соответствующим материалам. И, сразу скажу – не только русскоязычным – чтобы не было мысли, что это только в «убогой рашке» так. Так же стоит сказать два слова по отношению к пресловутым «фермерским ярмаркам» и рынкам. Конечно, вероятность там найти качественный продукт выше, чем в гипермаркетах, но думать, что на данные места не распространяются указанные рыночные законы, нельзя. Причем, чем дальше – тем больше распространяются (тем больше все эти рынки теряют свои архаичные черты, «законсервированные» в свое время Советской властью, и тем сильнее включаются в систему порчи продуктов).

* * *

Ну, и наконец, можно упомянуть государственную систему контроля. На самом деле, в иджеале, как абсолютно нерыночный механизм, последняя может рассматриваться, как инструмент, противодействующий указанным процессам. На это только в идеале. В реальности же любой контролирующий орган включен в систему рыночных отношений, с соответствующим результатом. И речь тут не только о пресловутой коррупции, на самом деле, всегда возникающей в подобных случаях и поэтому, абсолютно неистребимой. Это, на самом деле, лишь самая верхняя часть проблемы. Гораздо более важным является то, что данный контроль, если он реально ставит своей задачей поддержание качества, вступает в противоречие с самой сутью бизнеса, как такового, поскольку мешает реализации базового его принципа – получения максимально возможной прибыли. И, следовательно, бизнес просто обязан бороться с данным затруднением – всеми возможными средствами. Поэтому если некая система контроля в конкурентном обществе все-таки существует, то можно не сомневаться в том, что основной ее целью является вовсе не поддержание высоких стандартов, а нечто иное. Например, установка норм, выгодных ряду наиболее крупных производителей – т.е., помощь в поддержании монополии. Потребители же, понятное дело, никого и никогда не интересуют.

Впрочем, это уже выходит за рамки нашей «колбасной темы». Что же касается колбасы, то выходит, что единственный способ в настоящее время получить ее приличного качества – это делать ее самим. Правда, еще есть вроде-бы работающий способ – брать у белорусов, там хоть и капитализм, но с ограниченной конкуренцией, что помогает держать высокое качество. Для жителей крупных городов это реальная возможность покупать качественные продукты – для всех остальных, правда, по указанным выше причинам, подобное невозможно. Однако в последнее время все чаще можно увидеть сообщения, что «белорусское уже не торт», т.е., что привычная нам «связка» «батьки» и мяса в колбасе перестает работать. Что поделаешь – но рано или поздно, но конкуренция сделает берет свое – а значит, товар должен прийти к среднерыночной «консистенции», вне зависимости, хочется ли это нам или нет.

И, что самое главное, одной колбасой дело не ограничивается...
Tags: капитализм, кризис которого нет, прикладная мифология, рынок
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 168 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →