anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Category:

Чатал-Гуюк: потерянный Рай человечества.

Чатал-Гуюк (тур. Çatalhöyük – вилообразный холм) – большое поселение времен неолита в Анатолии. Удивительно, но эта турецкая провинция, крайне любимая российскими туристами, на самом деле, является просто заповедником всевозможной древности. Попивая халявный «пивасик» в «оллинклюзивах», они даже не догадываются, что находятся буквально в месте рождения цивилизации (т.е. оседлого человечества), как таковой. Впрочем, еще не так давно это было неизвестно и ученым. С давних времен считалось, что «неолитическая революция» - т.е. указанный переход к оседлости и производящей экономике – произошел южнее,  где-то в районе «плодородного полумесяца». Именно там, в междуречье Тигра и Ефрата или на берегах Нила поднялись первые города, стал выплавляться металл и возникла культура в современном представлении. А Малая Азия, несмотря на достаточную древность существующих культур (достаточно вспомнить знаменитую шлимановскую Трою) имела, все-таки более позднюю историю.

Так считалось вплоть до 1928 года, когда английские ученые Дэвид Френч, Алан Холл и Джеймс Меллаарт не начали раскопки на одном из холмов в данной местности. Уже в первые дни им улыбнулась удача: были найдены образцы керамики и обсидиана, по которым стало ясно, что данный холм представляет собой древнее поселение эпохи неолита. Правда, на тот момент еще не было понятна важность данной находки. Однако в 1961 году вышеупомянутый Меллаарт стал инициатором обширных работ в данной местности, шедших до 1965 года и приведших к сенсационным результатам. Прежде всего, были найдены образцы древних сельскохозяйственных культур, в частности, пшеницы, ячменя и гороха. Позднее были обнаружены образцы бытовой отвари, украшений, орудий труда и прочих вещей, присущих раннеаграрным обществам, причем в довольно высокой сохранности. Более того, особенности «захоронения» поселения позволили получить такие образцы, которые со времени существования поселения никто никогда не видел. К примеру, деревянная мебель или образцы тканей...

 На самом деле, это довольно сильно «отбрасывает» назад время возникновения многих ремесел, поскольку возраст Чатал-Гуюка определяется, как 8 тысячелетие до нашей эры. Еще совсем недавно – по историческим меркам – человечество жило в пещерах (к примеру, расцвет «пещерной живописи» наступил в 10 тысячелетии до н.э.) А тут целый город: поселение насчитывало до 10 тыс. жителей. И это при том, еще несколько тысяч лет «нормой» будет считаться порядка несколько сотен человек, а десять тысяч это практически «мегаполис». Более того, Чатал-Гуюк был застроен достаточно «современными» домами, построенные из необожженного кирпича. Именно подобный строительный материал будет господствовать в мире еще несколько тысячелетий – из него построены, к примеру, знаменитые шумерских храмы-зиккураты. Крыша, впрочем, имеет деревянные балки и покрывалась полированным алебастром. Впрочем, удивительно, но именно эта часть строения имела тут огромное значение – на крыше выполнялось большинство работ, крыша служила «мостовой» этого города: именно по крышам передвигались его жители, поскольку улиц не было, и дома стоились впритык друг к другу.

Кстати, именно этот момент является для нас крайне важным не только с «архитектурной», но и с социальной стороны понимания общества, поскольку он характерен только для социума, в котором нет частной собственности. Если использование крыш для хозяйственной деятельности, в целом, довольно традиционно для «классических» ближневосточных обществ, то крыша, как «общая дорога» в них не встречается. Впрочем, Чатал-Гуюк отличается от привычных нам месопотамских городов не только этим. Самое главное отличие его состоит в том, что практически все дома данного поселения имеют одинаковый размер. На самом деле, подобное свойство (одинаковость жилищ) характерно для первобытнообщинных поселений, но вот то, что оно сохранилось в момент перехода к городам, явилось для исследователей сенсационным. Обыкновенно в подобном случае всегда достаточно четко определяются дома знати, имеющие значительные размеры, и дома «черни», представляющие собой жалкие лачуги – даже меньше тех хижин, которые строились на предыдущем этапе. 

* * *

Более того, в Чатал-Гуюке существует и еще одно важнейшее «архитектурное» отличие от ранних государств. Это – отсутствие храма. На самом деле мысль о том, что вся городская жизнь выстраивается около культового сооружения настолько привычна нам, что кажется естественной. Тут даже можно не вспоминать древность – еще совсем недавно, каких-то лет двести-триста назад именно церковь или собор выступали естественным центром жизни любого «нормального» поселения (поселение без церкви – хутор, выселки). Поэтому отсутствие «культового места» в древности кажется чем-то абсурдным. Ну, не могут же далекие предки быть атеистами? На самом деле, это действительно так – атеизм, как явление, сформировался довольно поздно, более того, религиозные представления в это время являлись практически единственным вариантом миропонимания. Поэтому, разумеется, религия в Чатал-Гуюке была – об этом говорит, скажем, традиция погребения и другие ритуалы. Отсутствовал именно храм, как символ сосредоточения этой самой религии в «одном месте», в руках немногих знающих жрецов. По сути, тут мы можем наблюдать существование в условиях городского общества прежних, общинных представлений о «магическом мире», не требующих для себя особых «посредников». Это является крайне важной особенностью общества, во многом, проливающем свет на его основы.

Впрочем, в городе отсутствовало не только «жреческое сословие». Не было тут и «второй по значимости» касты – а именно, профессиональных воинов. Чатал-Гуюк отличался тем, что не вел «сознательных войн», ориентированных на захват соседских ценностей, поэтому для его хватало и «общегражданской подготовки». Разумеется, оружие тут было нормой – но, скорее для охотничьей деятельности. Как это не выглядит странным, но зверя в Малой Азии в то время хватало – обитатели данного поселения охотились на быков и кабанов, что показывает анализ найденных костей. Ну, и конечно, если были в изобилии крупные копытные, то следовательно, в изобилии были и крупные хищники – и действительно, те же львы в «товарных количествах» встречались тут в историческое время. Все это значит, что жители Чатал-Гуюка, как минимум, должны были уметь защищать себя и свой скот от нападений, т.е. неплохо владеть оружием. А значит, отказ от идеи «не работать, а отобрать у соседа» являлся сознательным и, опять же, выступал следствием определенной социальной модели.

Ну, и самое главное – анализ найденных тут останков людей показал, что уровень жизни их был достаточно высок. Средняя продолжительность жизни обитателей Чатал-Гуюка составляла 32 года. Для примера – продолжительность жизни обитателя Древнего Рима составляла 28-30 лет, примерно столько же жил и человек европейского Средневековья. При этом понятно, что значительную часть смертей тут, как и во всех традиционных обществах, составляла младенческая смертность, поэтому при указанной средней продолжительности в городе встречаются останки людей, доживших до 60-70 лет, причем так же в больших количествах, нежели в городах Бронзового века или даже более поздних. Более того, как показывают исследования, в Чатал-Гуюке и детская смертность оказывается ниже, нежели в более поздние периоды. Подобное утверждение может показаться странным – ведь очевидно, что уровень урожайности все это время возрастал (основная причина детской смертности – нехватка еды или ее недостаточная калорийность). А тут, за несколько веков до образования древних царств, и задолго до начала плужного земледелия, мы видим результат, который будет достигнут лишь в Новое Время.

Ответ на вопрос: «благодаря чему все это достигается?», впрочем, дает уже указанный анализ останков жителей. Помимо всего прочего, он показывает такое изменение костей, которое характерно для лиц, занимающейся ежедневной тяжелой работой. У всех обитателей Чатал-Гуюка. Вот это и выступает ключом ко всем указанным (и не указанным) странностям: в указанном поселении не существовало аристократии, воинского или жреческого сословия, имеющего привилегию неучастия в хозяйственных работах. Да, это первобытный коммунизм – явление, не сказать, чтобы редкое, однако до недавнего времени относимое, все-таки, к обществам с более примитивной организацией труда. А тут, по сути, мы можем видеть «мечту славянофила» (или еще какого-нибудь сторонника «сельской пасторали») – отдельная община-коммуна на несколько тысяч жителей, имеющая относительно высокий общий уровень развития (та же продолжительность жизни выше, нежели в «классическом» первобытнообщинном обществе) при сохранении всех преимуществ общественного устройства.

Сюда же стоит добавить еще и такой важный факт, что данная «коммуна» не только не являлась изолированной от всего мира – как это может показаться – но еще и выступала активным участником древней «торговли» (вернее, конечно же, обмена) обсидианом и изделиями из него. Т.е., находилась еще и в условиях зарождающихся товарно-денежных отношений, которые, как может показаться, уж точно порождают неравенство. Именно по наличию обработанных кремниевых и обсидиановых изделий обыкновенно определяют дома «протознати». Однако в Чатал-Гуюке, несмотря на довольно большие запасы «экспортного товара», наблюдается довольно равномерное «распределение» его по домам жителей. Т.е., хорошо видно, что отсутствует «посредник» в процессе обмена – тот, который, как правило и «снимает сливки» с данного процесса. Именно этот признак, как правило, характеризует первобытнообщинные общества – однако ранее он наблюдался исключительно для небольших общин. Крупные «торговые» (вернее, обменные) центры, как правило, имели четко выделенный круг лиц, связанных с торговлей.

* * *

В общем, раскопки «Вилообразного холма» оказались для археологов, историков и антропологов сюрпризом, опровергающим все привычные представления. Вернее сказать, ломающим все привычные модели общественного устройства – уже после стало понятно, что многое из того, что ранее интерпретировалось в плане раннеклассового устройства, вполне может соответствовать и «развитому первобытнообщинному». Главная особенность Чатал-Гуюка состояла именно в том, что данное поселение оказалось в крайне хорошей сохранностью – что связано с особенностями захоронения, а главное - с отсутствием «поглощения» его раннеклассовыми государствами. Ведь понятно, что подобные общества, существовавшие в том же Плодородном Полумесяце, естественным образом оказались «переработаны» более поздними государственными образованиями: если «повезло», то превращены в  уже известные города-государства, если нет – то разрушены соседями-завоевателями, деградировав до мелких поселений. Чатал-Гуюк же сумел «продержаться» достаточно долго для того, чтобы сохранить пригодную для анализа «археологическую массу».

Разумеется, о данном поселении можно говорить очень долго. Но, в принципе, лучше дать ссылку на крайне интересную статью, на которую я уже ссылался в 2013 году. Вот эта статья: "СОЦИАЛЬНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ В ЭПОХУ НЕОЛИТА: ОТ ЧАЁНЮ К ЧАТАЛ-ГЮЮКУ" .В ней подробно, со ссылками на соответствующие источники,  описывается ситуация с Чатал-Гуюком, разбираются многие тонкости его истории и т.д. Причем, такие, которые сделали возможным данному обществу сохраниться столь долгое время. Так же при этом развенчиваются некоторые крайне популярные сейчас мифы – к примеру, о матриархате в древних неолитических поселениях и о связанном с ним кровавом культе Богини-Матери. На самом деле, «кровавость» и деструктивность многих культов является именно следствием раннеклассового устройства, связанная с уже затрагиваемым разделением людей на «элиту» и «быдло». Или – для многих случаев сохранившихся до сих пор «первобытных культур», с достаточно узкой «экологической нишей», характеризующейся быстрым «переполнением». Для «развитых» же общинных сельскохозяйственных обществ древности, деструкция была редка, поскольку ценность каждого члена общества довольно высока. Так же в указанной статье очень подробно разбираются гендерные вопросы, но ИМХО, из значение в современной западной культуре преувеличено, поэтому тут затрагивать их не буду.

В общем, подводя итог, можно сказать, что после открытия Чатал-Гуюка многие представления о становлении классового общества – и в частности, об «выигрыше» для всех членов более совершенной формации – оказались опровергнуты. Не то, чтобы до этого о чем-то подобном не подозревали – по крайней мере, с древности было понятно, что рабы, попав в рабство, жили хуже и меньше, нежели до того момента (даже если их племя до этого и было много примитивнее, нежели государство рабовладельцев). Однако для общей массы «свободных» утверждалось обратное. Равным образом разделение труда воспринималось, как исключительно положительное явление не только на всемирно-историческом, но и на местном уровне. Считалось, что от выделения отдельных профессий люди выиграли – но вот сейчас понятно, что это не так, поскольку данный момент неизбежно приводит к выделению «посредников» между ремесленником и землепашцем, причем данный «посредник» гарантированно снимает все «сливки» и с того и с другого. В итоге неразделенный труд обитателя Чатал-Гуюка, и сажавшего пшеницу, и обрабатывающего кремни с обсидианом, и – в случае необходимости – выходившего с копьем на зверя или отбивающегося от разбойников, оказывался для последнего выгоднее, несмотря на большие затраты.

А работа обитателя более совершенного государственного механизма, с развитой царской властью, имеющей возможности для повеления тысячами воль, с его мощной религиозной системой, охватывающей все и вся, и создающей, в общем-то, прогрессивную мораль, с его профессиональной армией, способной убивать столько людей, сколько ранее даже нельзя было представить, оказывается в значительной мере подчинена необходимостью все это содержать. Таким образом, вся «высокая культура» и все современное производство, вся наука, мораль и нравственность – в общем, все то, что именуется Ноосферой – явилось действительно не просто «плодом труда» бесчисленного числа людей, но и следствием их страданий в течение веков. Если добавить сюда, что неизбежное в условиях классового устройства гибель социума через несколько веков существования приводила к потере 99,99% всего «культурного наследия» и 90% «материальной культуры», то можно понять, каким огромным количеством Инферно было оплачено развитие нашей цивилизации.
* * *

И, следовательно, насколько важным является все то, что было создано при этом, насколько высокую ценность имеет каждый построенный элемент нашего общества, и насколько преступным является разрушение этих элементов в процессе «утилизации». Однако не менее важно понимание того, насколько отчуждение труда уменьшает «комфортность» жизни при одинаковом уровне развития технологий. Нет, конечно, Чатал-Гуюк не был Раем в привычном нам понимании. Это было общество тяжелого труда и ограниченного развития, могущее существовать только в благоприятных условиях Малой Азии (в более холодном климате, понятное дело, подобный город банально не выжил). Однако для раба или даже свободного крестьянина, задавленного податями власть имущим, подобный мир вполне мог показаться лучшим из всего, существующего на Земле. Т.е., можно сказать, что изменив лишь указанный фактор, без учета всего остального, оказалось возможным существенно улучшить жизнь человека. Впрочем, это и так довольно очевидно…




Tags: история, классовое общество, коммунизм, отчуждение, футурология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 67 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →