anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Информационная контрреволюция. Часть вторая.

Распад СССР ударил по информационному обмену на своей территории самым непосредственным образом. Это очевидно, если учесть сам распад единого политического, экономического и языкового пространства. Однако только «физическим» разрывом единого информационного поля дело не ограничилось. Практически с самого «начала конца», (а точнее, чуть раньше), наступила резкая деградация значительной части населения некогда великой страны. Собственно, это коснулось практически всей страны, но для некоторых регионов данное падение оказалось поистине катастрофичным. Сейчас уже тяжело поверить, скажем, в то, что еще недавно республики Средней Азии были полностью включены в культурную и научную жизнь Советского Союза. Высказывание «узбекские ученые» или «таджикские инженеры» сейчас вызывает недоумение, и единственная ассоциация, которая приходит на ум – пресловутые «британские ученые». Т.е. нечто по умолчанию бессмысленное и комичное.

Нет, конечно, понятно, что некоторое число научных работников в республиках есть, но их роль все больше сводится исключительно к вопросу государственного престижа. То, что еще тридцать лет назад тут шли настоящие работы мирового уровня, кажется невероятным – как невероятным кажется, например, что еще недавно в Ташкенте могли строить широкофюзеляжные самолеты ИЛ-76! Подумать только – даже современный Китай, со всей своей экономикой этого не может, а Узбекская ССР могла. Ну, и конечно, понятно, что все это могло существовать только при условии включения масс населения в широкую систему всесоюзного информационного обмена. А уж через него – во всемирную «инфосферу».

Собственно, то, что было сделано в данном регионе за первые двадцать-тридцать лет Советской Власти, поражает. Население среднеазиатских республик было буквально «выдернуто» из феодального общества, а порой – и из еще более раннего периода разложения родоплеменных отношений. Кто еще делал подобное? Все попытки европейских колонизаторов следовать пресловутому «бремени белых» (якобы оправдывающего их прямой грабеж захваченных колоний) и рядом нельзя поставить по сравнению с данными деяниями советских людей. Скажем, те же англичане владели Индией более полутора столетий – и все равно, основная масса населения в данной стране и сейчас живет на уровне средних веков, особенно если говорить о культурном плане. Впрочем – скорее всего благодаря этому владению Индия и имеет серьезные проблемы с модернизацией. А тут – не сравнимая с Британской Империей бедная и гораздо слабее развитая Советская Россия смогла превратить глухие и населенные воинственными племенами земли в современные республики, занятые не только индустриальным производством – что само по себе есть огромное достижение – но и в культурно и научно значимые общности.

* * *

И вот наступило «время перемен», время «свободы» и «демократии» - и одновременно с этим практически все, что было сделано большевиками в регионе, оказалось уничтоженным. Вслед за закрываемыми заводами уничтожению подверглась и «инфраструктура знания». Собственно, даже там, в которых к власти не пришли ориентированные на прямой возврат в прошлое исламисты, основная масса людей все равно оказалась исключенной из системы сложного производства – и, соответственно, из системы информационного обмена. Однако очень часто это самое исключение не просто происходило – оно открыто декларировалось и рассматривалось, как благо «новыми властями», утверждавшим приоритет «национальных языков» и «национальных культур» над «культурой русских оккупантов».

Более того, само появление данных «республик» (в кавычках, поскольку в большинстве случаев это были банальные диктатуры, а в той же Туркмении – вообще выборная монархия) Ну, и для полного счастья вообще провозглашался возврат ко всем «прелестям» «традиционной жизни», включая отмену пенсий, как в Туркмении или заковывание женщин в паранджу – практически повсеместно. В итоге указанные государства упали чуть ли не к «догуттенбергову» уровню в плане распространения «индустрии знаний». Нет, всеобщее среднее образование еще сохраняется, но оно давно уже стало исключительно формальным – и средний уровень образованности тех же азиатских «гастарбайтеров» даже не в самой развитой современной России давно уже стал исключительно объектом насмешек. Нет, конечно, одновременно с этим в любых постсоветких государствах сейчас существует и определенная прослойка «европейски образованных» людей, которые могут формально «заткнуть за пояс» большинство специалистов советского времени – но это тончайший слой, практически аналогичный тому, что существовал, скажем, во времена феодализма. Мы же помним средневековых ученых и поэтов, творивших во времена всеобщей безграмотности – и преклоняемся перед ними. Аналогом этого и являются «азиатские ученые» и культурные деятели. А вот основная масса находилась в состоянии, близком к неолитическому.

Вот такое состояние «возродилось» после гибели СССР на его территории. При этом следует понимать, что архаизация затронула не только Среднюю Азию. Подобное изменение, пуская и в меньшей мере, ощутили все государства бывшего СССР, включая РФ. Правда, у нас это проявилось через разделение на провинцию, опускающуюся практически в такую же тьму, что и среднеазиатские республики, и «блистающую» столицу, «поднимающуюся» до некоего «европейского уровня». Сейчас это звучит страшно, но в 1990 годы, когда в московских изданиях трубили насчет очередной «информационной революции», в стране замерзали города и миллионы человек оказывались практически отрезанными от всего мира. Информационное пространство стремительно схлопывалось вокруг столиц – Москва, ну может быть, еще Санкт-Петербург. То же самое можно сказать и про социальный состав: как правило, все информационные контакты концентрировались в пресловутой «новой экономике», в экономике «старой», т.е., той, которая чего-то производила, а не «утилизировала» ситуация была на порядки хуже. Что там говорить о всевозможных «новых технологиях», если проблемой стало даже получение привычных справочников и журналов – из-за их цены.

В общем-то, ситуацию изменило лишь «нефтяное изобилие», пролившееся в первом десятилетии XXI века – и то, разумеется, выжили не все. Огромное количество заводов, КБ, институтов перестали существовать, а те, что остались – сократили НИОКР до минимума. Правда, оказалось, что этот минимум, во многом оставшийся от советских времен, настолько огромен для сегодняшнего мира, что даже теперь Россия то и дело «выбрасывает» что-то достаточно прорывное. Но это лишь жалкая тень того, что было когда-то. А так – огромная советская «индустрия знаний» оказалась практически уничтожена. Правда, частично на ее останках начала формироваться новая, «постиндустриальная» (т.е., нацеленная на то же утилизаторство) «псевдоотрасль». К примеру, многие технические или педагогические институты начали готовить «специалистов» в области маркетинга, психологии, «компьютерных систем» и прочих подобных «новых» специальностей. А еще точнее, выдавать соответствующие дипломы, не давая, разумеется, никакого нормального образования в данных областях.

Именно подобный процесс, вместе с начавшейся «компьютеризацией» (в кавычках, поскольку речь шла исключительно о приобретении компьютеров) стал основанием для идей об идущей в стране «индустриальной революции», популярной в столичной прессе. В реальности же основная масса людей и производств «двигалась» в совершенно обратном направлении. За фасадом множества перепродающих компьютеры лавочек и «софтверных фирм» в совокупности с «развивающейся сферой телекоммуникаций» скрывалась идущая деградация общества, в том числе, и в информационном плане.

* * *

Впрочем, если бы данной деградации было подвержено только население бывшего СССР! Однако, понятное дело, на нем этот процесс не остановился. Вернее, он начался практически параллельно в самых разных регионах. Об Африке тут говорить нечего – если еще в 1970 годы была надежда на то, что данный континент со временем придет в соответствие с остальным миром в плане победы индустриальных держав, то теперь даже ЮАР успешно откатывается к неолиту. Но в данном случае еще можно говорить о «неспособности негров к развитию» или, в лучшем случае, о неблагоприятно сложившихся факторах. Однако уже с Ближнем Востоком (в широком смысле слова) подобное не пройдет. Дело в том, что в данном регионе как раз к 1970 годам уже была построена довольно приличная индустриальная экономика, где выпускались и автомобили (к примеру, в Ливии или Египте), и электроника, и станки с прочим оборудованием. Имелись университеты, было введено практически всеобщее среднее образование. Индустриализировалось даже такая консервативная отрасль, как сельское хозяйство.

И вот настал XXI век, и что мы тут видим? А видим мы массированное наступление не просто архаики, а архаики агрессивной, разрушающей все зачатки модерна. Ирак, Ливия, Сирия не просто погружены в кошмар гражданской войны, а превращаются в некий «заповедник» варварства, где единственно приемлемым занятием становится убийство людей, будь то на «войне», во время показательных казней или во время многочисленных терактов. Правда, если в бывшем СССР главным инструментом разрушение был антисоветизм, то в данном месте пришлось «потрудиться» армиям западных стран, превратившим сначала Ирак, а затем Ливию из относительно развитых стран в развалины, населенные враждующими племенами. (Это, кстати, хорошо показывает разрушительную силу антисоветской идеологии, превосходящую таковую у самых мощных армий современности.) То же самое можно сказать и про Сирию, где благодаря «мудрой политики» западных и не западных (Турция, Саудиты) государств развязана кровопролитная гражданская война. В самом лучшем случае можно говорить о каком-то «пограничном» состоянии на пороге начала архаизации, как это происходит, скажем, в Египте или Алжире, где войну удалось загасить, но потенциал для развития отсутствует. В итоге развивается только туризм, как самый дешевый и простой способ получения прибыли – а вся остальная территория находится в той же самой архаике…

Наверное, указание на то, что итогом всего этого стало исключение огромного региона из мировой системы информационного обмена, излишне. Нет, конечно, так же как и в случае с бывшим СССР, столицы некоторых государств обеспечивают практически «европейский уровень», однако основная масса населения стремительно возвращается к прошлому. Удивляться после этого, что практически во всех странах региона растет популярность «радикального ислама» (причем речь идет не только о радикалах – радикализация идет везде, ведя к наиболее «жестким» формам религии), было бы глупо. Как говориться, надстройка приходит в соответствие со своим базисом. В любом случае итогом всего этого является разрушение выстраиваемых в последние сто лет систем индустриального производства, образования и науки.

В общем, можно сказать, что замедление модернизации, а очень часто и явная архаизация огромного числа стран, выступает одним из базовых признаков современного мира. Основание данного процесса лежит в господствующем сейчас принципе неолиберализма, согласно которому имеет смысл лишь то, что приносит немедленную экономическую выгоду. Это одновременно наносит удар по созданной в послевоенное время системе массового образования – поскольку для большинства стран она являлась «экономически избыточной», и при этом практически лишает развивающиеся государства возможности создания сложных, современных отраслей промышленности. Собственно, после этого говорить о каком-либо развитии становится смешным: в самом лучшем случае страны Третьего Мира ждет перенос самых вредных производств из стран «ядра». Надеяться, что в подобном случае откуда-то может взяться спрос на какую-ту систему НИОКР, да и вообще, на науку, смешно. Собственно, единственная роль, которая достается последней – уже упомянутое выражение «государственного престижа». Однако в данном случае очевидно, что побеждает чистая имитация полезной деятельности – по принципу «минимальных затрат».

* * *

Получается, что в настоящее время идет демонтаж массовой системы вовлечения людей в активную информационную деятельность. По крайней мере, для Третьего Мира – т.е., для большей части человечества. Поскольку никакое развитие сферы телекоммуникаций не может компенсировать тот факт, что одновременно с этим люди лишаются необходимых для этого навыков. Начиная с образования – без которого любые, самые мощные каналы связи, становятся бессмысленными. И заканчивая высококвалифицированным трудом, научным или техническим, при котором выработка подобных навыков происходит «автоматически». Для ситуации, когда большая часть людей обречена существовать в условиях самого примитивного производства (в лучшем случае – отверточной сборке), разумеется, все это излишне. И это еще если сильно повезет, если будет подобный труд. А если не повезет – то будет выживание на основании нерегулярного труда, или даже за счет всевозможных «милостыней» и «международной помощи». О каких-либо навыках при подобной форме говорить смешно, тут даже элементарная грамотность не имеет смысла. По сути, мы имеем возврат подобного населения в «догуттенбергову эпоху», причем, с учетом утраты большей части существовавших тогда структур традиционного общества. 

Конечно, можно возразить, что все это характерно лишь для «Третьего Мира», к которому сейчас относятся и страны бывшего СССР. Для мира Первого, того самого «Золотого миллиарда» все это неактуально – а значит, именно там и происходит сейчас пресловутая «информационная революция» (ну, еще прибавить столицы Третьего Мира с паразитическим слоем утилизатоской элиты). Поэтому, фиг с ними, с неграми – пускай возвращаются в каменный век. Главное – что «цивилизованный человек» несется семимильными шагами в блестящее информационное будущее.

Однако и подобное «людоедское» восприятия является ошибочным. Конечно, можно стать богатым за счет окружающих – вернее, именно за счет этого и становятся богатыми. Но стать «умным» за счет других нельзя. Точнее, наоборот – при ухудшении интеллектуального уровня окружения как правило происходит деградация человека. То же самое стоит сказать и про информацию – ведь разум, как не раз уже отмечалось, и есть инструмент работы с ней. Поэтому популярные идеи о разделении мира на «умников» и «сверхумников» с одной стороны, и «тупое быдло» представляют собой ни что иное, как «влажные мечты» нынешних представителей «золотого миллиарда», включая жителей столиц развивающихся стран. На самом деле и там, где кажется, что все прекрасно – идут такие же неприятные для человечества процессы, что и везде. Однако об этом будет сказано в следующей части…





Tags: инновации, капитализм, классовое общество, постСССР, постсоветизм, теория инферно
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 91 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →