anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Информационная контрреволюция. Часть третья.

Как уже не раз говорилось, 1990 годы прошли под знаменем «великой компьютерной революции». Именно компьютерной, а не информационной, хотя, понятное дело, ее можно включить в подмножество «информационных революций». И все же героем данной эпохи был ПК – персональный компьютер. Правда, появился он за десять лет до этого, став одновременно результатом длительной эволюции вычислительных устройств, и при этом результатом случайного «попадания» самой мощной компьютерной фирмы IBM. Поскольку именно IBM PC, а вовсе не хваленый Apple вместе со всевозможными Atari и Xerox открыл настоящую эпоху персональных компьютеров. Относительно дешевое устройство – пускай за счет достаточно посредственных параметров – а главное, поддержанное мощной системой сбыта «Голубого гиганта», за предыдущее десятилетие сделало главное. Превратило компьютер из некоего таинственного аппарата, присущего лишь научным лабораториям, в банальный прибор, ставший непременным атрибутом любого офиса. А зачастую – и дома.

Правда, если честно, то особого «информационного эффекта» данное изменение не дало – «персональный компьютер» продолжал оставаться сугубо персональным, мало связанным с иными источниками информации, и, по сути, представлял собой не более, чем удобную пишущую машинку. Ну, может быть, для домашнего использования – еще и игровую приставку. Особого удобства для работы с информацией он не обладал - несмотря на то, что компьютерные сети не только появились, но начали активно использоваться уже более двух десятилетий назад. Забавно при этом, что первые реально работающие «сетевые технологии» в условиях быта и небольшого офиса оказались не компьютерными, а «телефонными» - речь идет о достаточно популярной в 1980 годах технологии «видиотекс». Французский Minitel или английский Prestel в это время были на порядки популярнее попыток соединять ПК с чем-либо. (Последнее было, в основном, лишь уделом компьютерных «гиков».) Собственно, создать «полноценную» компьютерную сеть для ПК, выходящую за рамки отдельно взятого офиса (т.е., Интернет), удалось лишь в следующее десятилетие. И это при том, что реально Интернет берет свое начало от сети ARPANET, созданной в конце 1960 годов, и активно используемой уже в 1970 годы.

* * *

Собственно, уже данный факт прекрасно показывает, что с «информационной революцией», якобы случившейся в данное время, не все так просто. Все-таки, иметь все технологии, но в течение десяти лет практически не продвинуться в нужном направлении – это не совсем то, что обычно подразумевается под революцией. Впрочем, речь сейчас идет не об этом, а о том, что 1990 годы стали временем, когда казалось, что компьютеры действительно могут изменить мир. Бурное развитие «информационных технологий» на фоне общей стагнации создавало иллюзию действительно революционных изменений в плане взаимоотношений человека и информации – вплоть до идей о том, что некогда все это действительно поглотит остальную реальность, и останутся одни компьютеры. Подобный миф прекрасно изображен в фильме «Матрица», по сути, подводящего итоги под «компьютерном десятилетием», где компьютер (в общем смысле) и мир слились в единое целое, а компьютерные программы стали аналогом древних божеств, вершащих судьбу людей.

Правда, как раз в то время, когда зрители со сладким ужасом засматривались на борьбу Нео с агентом Смитом, становилось понятным, что все «революционные изменения» мира – не более, чем рекламный трюк. И дело даже не в том, что системы виртуальной реальности, которые и породили идею фильма, упорно не желали становиться массовыми (и не желают до сих пор – пресловутые Google Glass так и не стали бестселлером, как надеялись многие), а пресловутый искусственный интеллект в очередной раз (который по счету?) оказался блефом. Гораздо важнее то, что именно в это время стало понятным, что «новая реальность», формируемая компьютерно-сетевым миром, на самом деле не является такой уж новой. Мечты «пионеров сетевого мира» о том, что сеть станет территорией «подлинной свободы» оказались неверными – Интернет стал всего лишь еще одним из информационных каналов существующего общества. По сути, ничего нового не появилось – можно было говорить лишь об усовершенствовании уже имеющегося. Веб-сайты частично заменили СМИ, а интернет-магазины – торговлю по каталогам. Несколько выбивались из всего этого лишь пресловутые «веб 2.0» ресурсы – форумы, а затем, социальные сети.

Однако и тут эффект был не сказать, чтобы значительный – да, вначале можно было говорить о каком-то значительном увеличении информационной активности граждан. Однако довольно скоро с этим самым «вторым вебом» случилось то же самое, что и с первым – он превратился в некий аналог СМИ с небольшими «вкраплениями» прежней свободы. И сейчас остается только вспоминать о временах торжества интернет-форумов, еще не превращенных в «помойку», или о эпохе «теплой ламповой жежешечки». Собственно, это само по себе прекрасно показывает происходящие процессы, но о них будет немного ниже. Пока же можно сказать, что реальный эффект от «компьютерной революции» оказался довольно скромным – намного более скромнее, нежели он представлялся в тех же 1990 годах.

Ах да, забыли еще одну подлинную «вишенку на торте». А именно – что в настоящее время практически уничтожено одно из самых главных реальных завоеваний «компьютерной революции», которое, во многом, и делало ее информационной. Речь идет о системе легкого и бесплатного доступа к значительной части накопленного человечеством культурного богатства, не важно, будь то научные знания или произведения искусства. Во-многом, именно эта возможность выглядела столь привлекательной в 1990 годы. Однако именно она была почти нейтрализована пресловутой «защитой авторского права» - в итоге найти нужную книгу или фильм можно только за деньги. Причем деньги далеко не маленькие – и, что не менее важно, у вполне определенных поставщиков. Это серьезно подрывает возможность Интернета, как «глобального информатория», затрудняя доступ к нужной информации, и уж конечно, лишает иллюзии восприятия его, как «территории свободы». Таким образом, единственной реальной пользой от «информационной революции» можно назвать сокращение использования «бумажных носителей», что должно благотворно отразится на окружающей среде. С другой стороны, повышается расход энергии и прочих затрат на пресловутые «гаджеты», что нивелирует и эту пользу.

* * *

Впрочем, если серьезно, то можно увидеть одно: реальное развитие компьютерных технологий оказалось намного менее эффективным, нежели предсказывалось изначально. Точнее, сами технологии развились достаточно серьезно, хотя и тут есть однозначные указания на кризис – тот же самый до сих пор не существующий AI или невозможность выйти за рамки «кремниевой технологии» (КМОП, он же CMOS – до сих пор вызывает ностальгию) и «фон-неймановской» архитектуры. Однако основные проблемы вовсе не с техникой. Гораздо более серьезные ограничения для информатизации общества лежали в т.н. гуманитарной сфере. Выше уже упоминалось, что само по себе появление персональных компьютеров вовсе не привело к росту обмена информацией – за исключением отдельных областей, подобные устройства рассматривались скорее, как продвинутые пишущие машинки. Однако проблема была вовсе не в возможности подключить вычислительную машину к базе данных – такие задачи успешно решались лет за десять до этого. Проблема была в отсутствии данных баз.

Да, та самая задача, которая была поставлена еще на заре компьютерной эры – а именно, создание всеобщей информационной системы – оказалась никому не нужной. В отличие от телефонных монополий со своими «минителями», компьютерным компаниям не было никакого смысла этим заниматься, то же самое можно сказать и про иных представителей бизнеса. О государстве и говорить нечего. В итоге практически единственными пользователями компьютерных сетей оказались пресловутые «гики» - люди, увлеченные «техникой ради техники». Об этой среде надо говорить отдельно, можно только отметить, что основным источником их существования выступала как раз мощные государственные и связанные с государством программы, как правило, оборонные. Это к вопросу о том, что реально двигало прогресс в послевоенное время. Можно только напомнить, что даже такая важная технология, как WWW (World Wide Web) была создана, как «внутренний» способ работы в научной среде знаменитого CERNа.

Т.о., единственным «двигателем прогресса» в этом плане выступало опять-таки государственное финансированием – как и в любых других случаях послевоенного времени. Однако на полноценную «инфосферу» его не хватало – поэтому она так и не появилась. (Что поделаешь – главный источник указанного финансирования, соперничество с СССР, постепенно иссякало, тень СССР все более и более блекла.) Появилось же достаточно уродливая конструкция, созданная на остатках уходящего в прошлое «технологического пика», выстраиваемая долго, муторно и «через одно место». Настолько, «через одно место», что для нормальной работе в данной «среде» потребовалась ее «вторичная каталогизация» поисковыми машинами. Только тогда Интернет получил хоть какое-то удобство использования. (Более того, нормальной информационной средой он так и не стал – всемирная сеть по прежнему представляет собой «большую помойку», только чуть облагороженную.)

Впрочем, и указанные проблемы в реальности являются не «последней инстанцией». На самом деле все затруднения в создании «глобальной информационной сети» являются не только, и не столько следствием «дефицита организации» в современно мире. Глубинные причины всего этого лежат в более фундаментальных сферах. И вот тут мы должны вернуться к тому, откуда начали. А начали мы с проблемы потери интереса к чтению, характерного для современного человека. Разумеется, для многих апологетов «современности» (не путать с модерном!) данное явление кажется не только нормальным, но и прогрессивным. Дескать, вместо архаичной бумажной книги с напечатанными буквами (при этом эти апологеты делают вид, что не слышали об «электронных чернилах») современный человек получает прогрессивный экран с возможностью воспроизведения высококачественного изображения в совокупности со стереозвуком. Так что надо не грустить, а радоваться…

Однако в реальности радоваться тут нечему. Дело в том, что именно текстовая информация представляет собой самый эффективный и емкий способ передачи. На самом деле, при внимательном рассмотрении становится ясным, что все прелести медийной подачи информации нивелируются ее крайне малым «коэффициентом передачи». Ведь очевидно, что даже метровый экран занимает всего лишь несколько процентов реального поля зрения. И это – даже не учитывая его очевидную «плоскость». В итоге, например, любая экранизация книги значит ее значительное упрощение – даже если речь идет о достаточно длительном сериале. Это – неизбежность. Еще хуже обстоит дело для научной и научно-технической информации, где, конечно, картинки с роликами – хорошо, но полностью передать все тонкости без текста и формул не могут. (Обучающие фильмы – прекрасно, однако реально научить человека той или иной области знания они не могут. Это, кстати, реальная проблема современного образования, в котором увлечение медиаконтентом давно уже ведет к деградации…) Собственно, именно переход к «тексту» (в который можно включить и формулы) в свое время и сделал науку наукой, превратив ее из «наблюдения за природой» в инструмент предсказания будущих событий. И вот – обратный процесс.

* * *

По сути, мы имеем не развитие, а явную архаизацию человеческих «информационных каналов» - переход от работы со сжатыми информационными каналами (текстом, а тем более, формулами) к работе с несжатыми. Это процесс, обратный запущенному в Новое время, тому, что и создал современную цивилизацию. По сути, мы имеем возврат массовой культуры от книги к балагану, пускай и балагану, основанному на самых передовых достижения книжной цивилизации. Сравнивать же эффективность «балаганной» и «книжной» «цивилизаций» на самом деле смешно. Поэтому, сейчас надо говорить не о прогрессе, а о регрессе в плане взаимодействия человека и информации. Несмотря на все достижения в области соответствующих наук наш современник ориентируется в ней хуже, нежели люди прошлого. Вооруженный мощным компьютером с широкополосным каналом связи, он имеет меньше возможностей получить то, что ему нужно, нежели его предок с бумажными книгами и примитивными каталогами. Более того, очень часто он даже не может более-менее конкретно сформулировать, что же ему, собственно, нужно – поэтому единственно возможным вариантом становится или перебор «методом тыка», или банальное перекладывание ответственности за выбор на некие «высшие силы». Именно поэтому чем дальше, тем больше тот же Интернет из прежней «территории свободы» превращается в совокупность привычных СМИ, дающих «авторитетное мнение» своей «пастве».

Поэтому можно говорить о том, что современные технологии не столько расширяют человеческие возможности, сколько «восстанавливают» их. Они являются не столько «усилителями», сколько «костылями», позволяя нашему современнику хоть как-то выживать в информационном мире. На самом деле можно только догадываться, как данные могли бы реализоваться в иной ситуации – когда к современному уровню компьютеров и информационных систем существовали бы соответствующего уровня пользователи. Впрочем, в подобном случае о компьютерах в современной форме скорее вообще не имело смысла говорить – вместо них существовало бы нечто «квантово-оптическое» или что-то подобное.

Но самое интересное и важное в данном процессе – это, конечно же, то, что идущий сейчас прогресс обеспечивается … остатками прежней, «книжной» цивилизации. Собственно, как уже не раз говорилось, и сама «кремниевая технология», и информационные методы для работы с ней, создавались в период «золотого века» человечества – 1950-1980 годы. Однако даже то, что было создано за пределами данного времени, делается людьми, находящимися в рамках «книжной культуры». Ведь понятно, что любой тренд подобного уровня не сменяется мгновенно, даже после того, как он утратил свое доминирование, его «остатки» еще долго существуют в разного рода изолированных «нишах». Правда, чем дальше – тем меньше их остается. Что мы и можем наблюдать сейчас, когда все чаще вместо реальных технологических достижений нам предлагают какой-либо «медиаконтент», иллюстрирующих их. Точнее, иллюстрирующий не достижения, а представления о том, какими они должны быть. Симулякры. Правда, пока это касается только самых сложных областей, вроде космонавтики, энергетики или пресловутых нанотехнологий – но чем дальше, тем больше данный процесс начнет захватывать и остальные отрасли.

И вот тогда станет понятным, что в реальности происходит, однако будет уже поздно. Впрочем, поздно никогда не бывает – если уровень развития, в том числе и в информационной сфере, будет недостаточен, то цивилизация обрушится опять в то состояние, к которому она является адекватной. И начнется новый круг, с надеждой на то, что уж в этом случае «повезет» больше. Впрочем, вопрос не в везении … на самом деле все гораздо интереснее. Но об этом надо говорить отдельно.




Tags: инновации, капитализм, классовое общество, постСССР, теория инферно
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 84 comments