anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Categories:

Путь революционера – или о том, как изменять мир.

Собственно, я ничего не собирался ничего писать по поводу смерти Фиделя Кастро. Что скажешь – обязательным выражением траура занимаются или родственники, или официальные лица. Если ты не являешься ни тем, ни другим – то смысла с твоей скорби ноль. Впрочем, если честно, то смерть 90 летнего старца называть неожиданностью было бы странным – что не говори, но даже при железном здоровье дотянуть до подобного возраста может ничтожный процент жителей Земли. Поэтому то, что случилось 25 ноября этого года, стоит воспринимать, скорее, как закономерный финал, естественный результат истории – нежели как неожиданно произошедшую трагедию. Да, разумеется, смерть есть беда в любом возрасте – поскольку представляет собой проигрыш отдельно взятого разумного существа перед неисповедимой судьбой, перед испепеляющим ликом Хаоса. Однако стоит понимать, что иной возможности нет – и, скорее всего, не будет никогда (бессмертие противоречит физическому устройству Вселенной). А значит, единственное, что остается человеку – это пытаться сделать как можно больше в тот ограниченный промежуток времени, который ему отпущен. И, самое главное, попытаться подняться над своей, исторически ничтожной, жизнью, придав силы неким надличностным проектам, способным пережить своего основателя.

Все это в полной мере можно отнести и к Фиделю. Его жизнь, на первый взгляд, может показаться приключенческим романом, в котором автор, чтобы привлечь внимание читателя, постарался как можно круче закрутить сюжет. Настолько, что хочется сказать: так не бывает. А вот ведь… Ведь подумайте – сын богатого землевладельца, причем выбившегося из крестьян, что должно приводить к определенному типу мышления (столь хорошо, к примеру, видимому у детей наших нуворишей). Тем более, что «продвигаться» Кастро было куда – иезуитский колледж, юридический факультет Гаванского Университета. Казалось, судьба предрешена – преуспевающий юрист, возможно политик – но системный. И, во всяком случае – элитарий, могущий поплевывать с высокой колокольни на все проблемы народа.

* * *

Однако итог оказался совершенно иным. Вместо прямой дороги «третьемирского патриция», Фидель выбирает совершенно иной путь – путь революционера и борца. Уже в университете он увлекся левыми идеями и в 1947 году вступил в отряд борцов с диктатурой в соседней Доминиканской Республике. Вместо того, чтобы готовить себя к будущему преуспеванию в качестве знатока законов, он осваивает навыки партизанской борьбы – и вскоре оказывается командиром небольшого отряда повстанцев. Впрочем, в этот раз ему не повезло – из-за сложных политических интриг инициаторов восстания, диктатора Доминиканы Трухильо, тогдашнего кубинского руководства и США отряд был разгромлен, и Кастро лишь чудом спасся от ареста. После чего, как ни в чем не бывало, вернулся обратно в Университет. Впрочем, душа молодого борца требовала иного – и вот уже в следующем, 1948 году он, в составе делегации кубинских студентов едет в Колумбию на IX Панамериканскую конференцию. Причем, оказавшись в Боготе, он, вместо того, чтобы спокойно посещать официальные мероприятия, принимает участие в начавшемся в стране восстании!

Правда, и это восстание закончилось неудачей. Но Кастро не сдается – он понимает, что именно в народной борьбе и состоит его истинное призвание. Хотя университет он все же заканчивает – в 1950 году получает диплом юриста. Более того, еще до этого он пытается построить честную семейную, буржуазную жизнь – женится на дочери министра внутренних дел Кубы Мирте Диас Баларт, а через год у них рождается сын – Фиделито Кастро. Сложно сказать, насколько сам Фидель был готов пойти этим путем – в конце-концов, жену он любил, и вполне возможно, мог и решить, что «пора становиться солидным человеком». По крайней мере, в 1952 году Кастро решает баллотироваться в парламент Кубы и стать тем самый богатым буржуазным политиком, которые его желал видеть отец. Но тут судьба, как тот самый изощренный писатель, подкинула молодому кандидату в депутаты очередное «коленце». А именно – в это самое время на Кубе произошел военный переворот, полковник Фульхенсио Батиста сверг законно избранного президента страны и объявил военную диктатуру. Хунту – как это явление традиционно называется в латиноамериканском мире. При поддержке США, видевших в данном диктаторе проводника своих интересов, лучшего, нежели любой законно избранный президент. Но не только – Батисту поддерживали и американские преступные круги, выбравшие Кубу в качестве своей «базы».

Удивительно, но молодой Фидель при этом все еще старался оставаться в рамках привычных буржуазных представлений – начав готовить иск против Батисты (!). Нам остается только догадываться, насколько ошибочной являлась картина мира у кубинских элитариев «левого толка», если у них возникали подобные идеи. Впрочем, мы можем видеть подобную ситуацию в современной России – и единственное, что отличает нас от кубинцев дореволюционного периода – так это то, что большая часть последних занимала сторону народа, в то время, как наша, простите, элита, включая студентов престижных вузов, является однозначно антинародной. Именно поэтому Батиста, даже получив указанный иск, предпочел его проигнорировать, не тронув авторов. Таким образом, он, очевидно, хотел «мягко» указать «борцам за свободу», что делать подобных вещей не следует. Ну, и устраивать очередную бойню в «общеамериканском борделе», как позиционировалась тогда Куба, ему так же не хотелось. Можно было «распугать клиентов».

Но делать это все равно пришлось. Поскольку получив отказ, молодые кубинские левые, вроде Кастро, поняли, с чем им пришлось столкнуться. И тогда они решили пойти привычным путем – а именно, организовать вооруженную борьбу. История этой борьбы так же похожа на придуманный роман – поскольку изобилует самыми невероятными сюжетными ходами. Тут и необычайный по дерзости и бессмысленности налет на казармы Монкада – закончившийся, впрочем, совершенно закономерно. И, опять-таки, поразительное везение обоих братьев Кастро – в данной операции принимал участие и младший брат, Рауль – в плане мягкости репрессий против них. Впрочем, причина подобной мягкости – в том, что у Батисты не было особых причин опасаться подобных отважных, но бессмысленных действий. Поэтому он предпочел не «пугать клиентов», желающих щедро потратить свои «бабки» на «острове-борделе», излишними репрессиями. В результате вскоре после ареста Фидель был освобожден по амнистии, а затем вместе с братом оказался в Мексике. Где ими было основано революционное «движение 26 июля», призванное бороться с кубинской диктатурой.

На самом деле, как уже можно понять, в то время в том месте подобная активная деятельность была нормой. Как уже указано, сам Фидель успел поучаствовать в двух актах борьбы с диктатурой: в Доминикане и Колумбии. С нулевым результатом – поскольку реальную силу всем этим восстаниям придавало два фактора: поддержка США и поддержка местных элит. Стоило какому-нибудь каудильо «зарваться» и «потерять берега» - т.е., забыть «кто в регионе хозяин», как очень быстро находились люди, готовые его сменить. А поскольку экономика была слабая, а классовое неравенство огромно – любая диктатура «висела» исключительно на «штыках», народная поддержка правящей власти была равна нулю. В итоге Латинская Америка первой половины XX века представляла собой «кипящий котел», где одна хунта сменяла другую, а единственным реальным субъектом политики выступали Соединенные Штаты, смотрящие на данное место, как на свой «задний двор». (В итоге – досмотрелись, но об этом будет ниже.) Поэтому особенно бояться указанного «движения» Батисте не было смысла – пока его отношения с реальными хозяевами неплохи, никакие зарубежные революционеры не смогут ничего сделать. Вот если Штаты дадут денег на наемников, а «свои» военные решат, что надо поменять текущего «пахана» на кого-то другого – то да, надо бояться. А так – кучка заговорщиков где-то за сотни миль от границы…

* * *

В общем, дело могло, а точнее, должно было в очередной раз закончиться превращением Фиделя в «честного буржуа» - правда, теперь уже не преуспевающего политика, а «борца в изгнании», ожидающего, когда кубинская власть «забуреет» окончательно, и перессорится со своими покровителями из США. В конце концов, жизнь диссидента – тоже жизнь, правда, не столь сытая, как раньше. Но Кастро – не Солженицын, чтобы визжать из-за рубежа и регулярно прожирать полученные гранты. Он РЕАЛЬНО желал помочь своему народу (я специально выделил это слово), он реально хотел бороться – пусть даже эта борьба выглядела бессмысленно. В отличие от антисоветской сволочи, кубинские борцы были настоящими революционерами, и свою жизнь ни ставили ни во что по сравнению с народными интересами. Именно поэтому, 25 ноября 1956 года, они, в количестве 82 человека на моторном судне «Гранма» отправилась из Мексики на Кубу. Кстати, «Гранма» обычно именуется «яхтой» и таковой формально является – но водоизмещение данной «яхты» всего 54 тонны, а длинна – 13 метров. По сути, рыбацкая лодка, рассчитанная на 12 человек – плыть на подобной посудине по Карибскому морю с огромным перегрузом само по себе опасно. В итоге лодка застряла в мангровом болоте при подходе к берегу – ну, это понятно, не на Варадеро же высаживаться! А большая часть «десантников» погибла при в первые три дня после высадки во время столкновения с полицией. В живых осталось только 12 человек.

Ну, а что было дальше – все знают. 1 января 1959 года, чуть больше, чем через два года после той самой высадки, Повстанческая Армия победоносно вошла в Гавану. Большинство жителей ликовало – как уже говорилось, Батисту мало кто любил. Началась новая эпоха, эпоха, которая принесла Кубе невероятный взлет, а кубинскому народу – счастье и процветание. В итоге на месте бывшей «сахарной плантации» и «борделя» США было построено современное социальное государство, имеющее развитую промышленность и , наверное, наилучшие системы образования и здравоохранения в мире. Правда, за это пришлось поплатиться пресловутыми санкциями со стороны США, лишившими страну возможности вести экономические отношения с большей частью капиталистических стран – однако подобная проблема компенсировалась тесными контактами с СССР и странами социализма. Поэтому почти до самого конца СССР Куба чувствовала себя превосходно. Ну, а то, что случилось потом, это уже другая история. Впрочем, «Остров Свободы» смог перенести и этот момент, пускай серьезно потеряв в уровне потребления, но не в уровне жизни. Поэтому даже сегодня, когда есть санкции и нет СССР, средняя продолжительность жизни на Кубе составляет 78 лет, что сравнимо с США (79 лет). А уровень образования в данной стране до сих пор является одним из наиболее высоких в мире.

Впрочем, тут речь идет не о судьбе Кубы после прихода к власти «движения 26 июля» - для этого требуется отдельный, большой разговор. А о том, что Фидель Кастро, в конце концов, смог сделать то, что казалось абсолютно невозможным – изменить историю своей Родины, вырвать ее из цепких «лап» нищеты и преступности, и превратить ее из традиционной «банановой республики» в развитое социальное государство. На самом деле, это достаточно нетривиальное изменение – тем более, что, как могло показаться, все факты выступали против него. Ведь из чего состоял жизненный путь нашего героя – из неудачных восстаний, поражений и постоянной опасности. Кастро могли пристрелить еще на Доминикане, могли это сделать в Колумбии, во время штурма Монкадо могла убить с высокой степенью вероятности, ну, а после высадки с «Гранмы» смерть ожидала команданте практически со 100% вероятностью. На этом фоне почти анекдотические пережитые 637 покушений, планируемых самой мощной спецслужбой мира, покажутся досадной мелочью. В конце концов, это, во многом, говорит скорее об эффективности работы ЦРУ, нежели о чем-то ином. Но, в любом случае, вероятность дожить до 90 лет для человека, ведущего подобный уровень жизни, однозначно стремится к нулю. И если бы какой-нибудь автор где-то в начале 1950 годов сумел бы написать роман, показавший жизненный путь Кастро, то его (роман) сразу бы записали в голимую попсу и ненаучную фантастику…

* * *

Однако, только ли о Фиделе можно сказать такое? Разумеется, нет. И самая, наверное, главная особенность его жизненного пути состоит в том, что он, при всей своей парадоксальности, не уникален. Ведь разве жизнь революционеров из других стран – к примеру, из Российской Империи – сильно отличается от описанной выше? (Впрочем, надо заметить - не просто революционеров, а революционеров успешных. Но о данной тонкости будет сказано чуть позднее.) Разве они так же не ставили интересы народа выше всего – в том числе, и своей жизни. И разве Владимир Ульянов, так же оставивший путь преуспевающего адвоката (вот ирония судьбы) ради судьбы всеми гонимого и преследуемого борца за народное счастье, не является таким же «уникумом», нарушающим железные законы вероятности? Правда, подорвать здоровье в холодной северной стране оказалось намного проще, чем в тепле Карибского бассейна – и Ульянову-Ленину почти не удалось увидеть плодов своих действий. Судьба отмерила ему всего 54 года –ничтожный срок. Но за это время Владимир Ильич сумел, по сути, перевернуть ход Мировой Истории, разорвать чудовищное кольцо Инферно и открыть человечеству новый путь. Путь, который, по сути, только начался – и еще принесет нам огромное число самых неожиданных сюрпризов.

Впрочем, как уже было сказано, подобная судьба не является особенностью только указанных двух людей. Напротив, странная закономерность, на первый взгляд опровергающая все законы Вселенной, состоит в том, что самые невероятные действия становятся возможными при определенных условиях. Героизм, презрение к собственной безопасности, упорство в достижении своих целей, а главное, яростное стремление к справедливости – вот тот набор, который позволяет буквально «ломать» любые установки судьбы, и достигать, в конце концов, своей цели. Тут можно сказать, что жизнь Фиделя Кастро потому и ценна, что она дает наиболее яркое представление о подобной особенности нашей реальности. Именно потому, что на его примере прекрасно видно, что надо делать для своей победы  – а главное, почему почти никто этого не делает. И почему столь жалки наши, постсоветские «революционеры» - убогие порождения «безопасного общества», способные только на жалкую, но кровавую имитацию настоящей революции – на пресловутый «майдан».

Последнее – наверное, самое важное, что мы можем вынести из понимания судьбы умершего политика. И, скорее всего, наиболее ценное для Мировой Истории в целом – важнее даже, нежели сама Кубинская республика. Поскольку последняя преходяща, как любое государственное устройство – и вполне возможно, что очень скоро ей придет конец. (Последней особенности будет посвящена отдельная тема.) Но для Революции, как таковой, это представляет собой лишь временное поражение – всего лишь «тактическое отступление» перед новыми победами. Но именно для того, чтобы это отступление оказалось как можно менее «глубоким», нам необходимо понимать, какие же механизмы лежат в основании революционных процессов.

Именно об этом и будет сказано в следующей части…


Tags: Куба, Латинская Америка, изменяющие реальность, исторический оптимизм, классовая борьба, левые, революция
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 41 comments