anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

О гаджетах и ракетах – или обратная сторона СССР.

У уважаемой Галины Иванкиной (zina_korzina) недавно вышел пост , посвященный сериалу "Обратная сторона Луны". Как описывается сама Галина - "детектив с элементами фантастики", в котором главный герой неким образом попадает в "нераспавшийся СССР" 2011 года. Если честно, то данный сериал я не смотрел, и вряд ли заставлю себя сделать это. Что поделаешь - всевозможные "Улицы разбитых фонарей" и "Бандитские Петербурги" в совокупности с "Ворониными" и "Папиными дочками", на всю жизнь отбили у меня желание потреблять продукцию современных российских телевизионщиков. Так что о том, хорошо или плохо снят данный продукт я судить не могу - в принципе, Иванкиной понравилось, значит не все так плохо. Но в этой теме речь пойдет вовсе не о достоинствах и недостатках данного сериала. И даже не о том, хорошо или плохо изобразили в данном произведении СССР. (Хотя, можно даже не смотря ответить - плохо. Ненависть к "совку" - видовая особенность современной "творческой интеллигенции", проявляющаяся даже тогда, когда в этом нет необходимости.)

Я хочу обратить внимание на один небольшой аспект указанного сериала. А именно - на то, как в нем попытались изобразить мир, в котором СССР сохранился. И, в частности, как в этом мире выглядела бы техника. А выглядела бы она, по мнению создателей, шедеврально. Вот, к примеру, полюбуйтесь на картинку из поста Иванкиной. Это, как можно понять, телефон. Там еще шикарный телевизор есть, с вынесенным кинескопом - на манер «Филипса» 1960 годов! Но остановимся на телефоне. Мобильном! С механическим номеронабирателем и двумя сильноточными(!) кнопками. Впрочем, кнопки были куплены в ближайшем магазине радиотоваров. А вот для получения номеронабирателя они, судя по всему, раскурочили старый телефон. Впрочем, именно по нему можно понять, откуда «растут ноги» данной конструкции. А растут они из известной статьи о советском изобретателе "мобильного телефона" (т.е., радиостанции, имеющей связь с телефонной сетью). В конце 1950 годов инженер Л.И. Куприянович не только разработал, но и собрал "в железе" подобный аппарат, причем в отличие от западных разработок подобного типа "телефон Куприяновича" реально был мобильным в современном понимании. Поскольку его можно было носить в руках - в то время, как "конкуренты" ограничивались автомобильными вариантами.

Впрочем, данный факт сейчас довольно известен - поэтому особо останавливаться на нем не буду. Отмечу лишь дату его изготовления - 1958 год, что, собственно, и объясняет наличие архаичного номеронабирателя: в то время выполнение подобного устройства «на кнопках» было затруднительным. (Кстати, электромеханика тут еще не самое страшное. К примеру, пульты для ТВ вплоть до 1980 годов работали по принципу камертона – никакой электроники, одна акустика.) Ну, а самое главное - даже с учетом вышесказанного, "телефон Куприяновича" являлся, по сути, практически любительским устройством, построенным по принципу: «я тебя слепила из того, что было». Более поздние созданные данным инженером устройства имели уже более «профессиональный» дизайн, даже диск нобирателя был меньшего размера. А уж о пошедших в серию аппаратах мобильной связи системы «Алтай» и говорить нечего – это прекрасно сконструированные устройства, не уступающее своим аналогам за рубежом. В том числе, и в плане эргономики.

О чем это говорит?Да о самом банальном – о том, что люди, пытающиеся выработать представление о «СССР будущего», банально не понимают, как и по каким принципам в нем шло развитие. Хотя бы развитие техники. (Собственно, они и о современном аналоге этих процессов не имеют ни малейшего представления – но тут подобное терпимо.) Почему – надо говорить отдельно. Пока же стоит обратить внимание на то, что указанная проблема применима даже к тем людям, которые не являются к антисоветчиками, и относятся к СССР положительно. Собственно, именно это мы можем увидеть в приведенном выше посте, где выдвигается широко распространенный аргумент о том, что «если бы СССР не распался, то мы бы летали в Космос, но у нас не было бы современных «гаджетов»». Как уже можно понять, данную сентенцию обычно употребляют и противники, и сторонники Советского Союза - различается только «акцент». Антисоветчики обыкновенно упирают на то, что вместо «бесполезного» Космоса (и прочих достижений советского хозяйства), мы получили столь приятные в быту предметы. (Кто эти самые «мы» обычно не уточняется.) Сторонники СССР же заявляют, что эти самые «гаджеты» не стоят потерянной мощи державы и ее достижений в «высоких сферах».

* * *

Одно остается неизменным – мысль о противоположности «высокой техники» (космическая, авиационная, атомная, наконец, военная)- и техники «бытовой», т.е., всех этих компьютеров, телевизоров, планшетов, смартфонов и т.д. Подобная уверенность настолько прочно вошла в наши представления, что подобный «космическо-гаджетный дуализм» кажется естественным. А, между тем, в нем заключена очень серьезная ошибка. Дело в том, что данные области человеческой деятельности в реальности являются не антагонистичными – как это кажется нашему современнику – а дополняющими друг друга. Если не генетическими. (Генетическими в плане того, что одна отрасль порождает другую.) О данной особенности современных технологий я уже писал, но повторю еще раз: то, что мы привыкли именовать модным словом «гаджет», на самом деле представляет собой не что иное, как «лебединую песню» отрасли, именуемой микроэлектроника. А сама микроэлектроника, как технологическое направление, в свою очередь выступает «побочным продуктом» советско-американского противостояния, обыкновенно именуемого «Холодной войной». (Хотя, если честно, то сведение данного конфликта к войне, пускай и «холодной», неверно.)

На самом деле, тут речь следует вести вовсе не о военных действиях, и даже не о гонке вооружений, к которой очень часто стараются все свести. Тут было гораздо большее – взаимное ускорение развития двух сверхдержав, благодаря которому произошел невиданный до того рывок в плане создания и внедрения новых технологий. Космическая программа, в данном случае, может рассматриваться, как самый яркий пример подобного внедрения – но не только. В реальности она значила больше, чем просто область применения современной техники – она выступала способом выхода человеческой цивилизации за рамки своей «вековой юдоли», способом обретения им поистине космических возможностей. Но рассматривать данный аспект надо, конечно же, отдельно. Тут же стоит отметить только то, что подобная, поистине космическая важность отрасли создавала в это самое время очень мощную «тень». Т.е., оказывала влияние на множество сфер человеческой деятельности. И, прежде всего, в том смысле, что реально требовала развивать технологии практически везде. Еще раз отмечу - не продажи (как это было принято всегда для капитализма), не презентации и пиар, что является нормой для современного общества – а именно технологии, как способы приложения человеческих знаний к изменению окружающего мира. Иначе говоря, от ракет требовалось, чтобы они реально летали. Конечно, суммы на это выделялись тоже космические – но эти средства обязательно должны были выливаться во что-то «железное». (Просто «распределить» их по заинтересованным лицам, как это принято сейчас, тогда было невозможно.)

Именно поэтому в указанное время именно развитие технологий воспринималось, как самое перспективное дело, а честолюбивая молодежь по обе стороны «железного занавеса» выбирала себе профессию ученого или инженера. Ну, а любая многообещающая новинка легко могла получить статус стратегически важной (с соответствующим финансированием). Как раз подобное и случилось с той областью производства, что получила название «микроэлектроника. Впрочем, она являлась не чем иным, как развитием более ранней (возникшей лет на десять пораньше) технологии изготовления полупроводниковых приборов. Техническая основа тут, в общем-то, не менялась: эпитаксия, диффузия, травление. Разница была в том, что полупроводниковые элементы, сформированные на кристалле, в микроэлектронике не разделялись на отдельные «единицы» – как это было принято до того – а напротив, объединялись друг с другом в некоторую систему. Т.е., с ними делали то же самое, что для «обычных» электронных компонентов обычно реализовывалось благодаря огромному количеству разнообразных технологических операций. Результатом стало значительное снижение общей сложности изготовления электронных устройств – и, как следствие, взрывное повышение их уровня.

Однако в данное процессе существовала одна маленькая хитрость, которая, по сути, и определила особенности развития отрасли. Речь идет о том, что указанные технологические процессы формирования полупроводниковых элементов – та самая диффузия и эпитаксия – имеют смысл только тогда, когда есть возможность стабильного поддержания их параметров. Подобные операции невозможно осуществлять в «гаражных» или «домашних» условиях. И даже в условиях небольшой лаборатории или маленького производства эта технология является неосуществимой. Потому-то с момента открытия полупроводниковых эффектов и до их внедрения прошло более полвека – так как до некоторого предела исследователи просто не могли получить нужную чистоту материалов. Из-за ее дороговизны. А ключом к «запуску» технологии стал военный заказ – необходимость в управляющих элементах для радиолокационных станций, с параметрами, недостижимыми для электровакуумных приборов. Именно под это были выделены средства, на которые, в свою очередь, были созданы установки, позволившие, наконец-то, обеспечить нужные параметры «чистоты».

* * *

Исходя из вышесказанного, можно понять, что переход к интеграции элементов на одном кристалле значил еще большее усложнение и удорожание процессов. Это довольно очевидно – количество элементов увеличивалось, размеры падали, а число операций росло. Поэтому соответственно росла и стоимость. Но, как было сказано выше, средства в указанное время выделялись без счета, был бы результат. А результат был. Удивительно, но главной причиной появления микроэлектроники, и ее самым важным итогом в начальный период, стал тот самый «маленький шаг для человека и большой шаг для человечества» - т.е., программа «Аполлон». Именно для «Аполлонов» было развернуто первое, относительно массовое, производство интегральных схем. Ну, а затем – ракетно-космическая отрасль, да и вообще, все, где требовалось обеспечить минимальные габариты и высокую надежность при полном невнимании к затратам. Собственно, именно в данных условиях и были отработаны основные технологические приемы, а главное, пройден самый «опасный» участок развития микроэлектроники, когда стоимость технологии еще велика, а очевидность ее незначительна. И к «коммерческому» периоду, начавшемуся в 1970 годах, микроэлектроника подошла уже развитой и перспективной отраслью. (Помимо «Аполлона» и ракет, впрочем, стоит упомянуть еще и знаменитую IBM-360, выведшую спрос на интегральные схемы на новый уровень. А так же неразрывную связь ее компании-производителя и американского ВПК.)

Таким образом, можно сказать, что основное условие, позволившим появится интегральным схемам - основе современных «гаджетов» - состояло как раз в наличии СССР. Впрочем, то же самое можно сказать и про иные элементы современных «информационных технологий» - от микропроцессоров до систем гигагерцовой связи, лежащих в основе того, что мы привыкли называть «мобильной телефонии». Определяющая особенность всех подобных технологий состояла в одном и том же. А именно – в высоком «пороге входа» и крайне низкой очевидности. Это значило, что никакой вменяемый инвестор даже в самом страшном сне не рискнул бы вложить деньги в данные области. А если, из-за какой-либо причины, вложил – то почти со 100% вероятностью это означало, что данные средства оказались бы «распилены» всевозможными мошенниками – что нормально для областей, где 99,999% людей не смыслят «ни сном, ни духом». Именно это обычно, мы и видим в современных «инновационных отраслях». Но в то время господствовала уже упомянутая максима – «ракета должна лететь» - а значит, вместо пиарщиков и менеджеров по маркетингу указанным освоением средств занялись инженеры…

Поэтому следует понять, что считать космос и микроэлектронику антагонистами не просто смешно – а очень глупо. И что именно развитие освоения космоса одновременно вело к прогрессу микроэлектроники. А значит – к появлению столь любимых некоторыми из наших современников «гаджетов». Впрочем, некоторые из них могут спросить: а почему же эти самые «гаджеты» появились только сегодня, во время, когда освоение Космоса вот уже третье десятилетие находится в глубокой стагнации? Ответ на данный вопрос не сложен – и именно, микроэлектроника, как технология «химическая» (да, производство интегральных схем – почти чистая химия) имеет такую особенность, как снижение цены на единицу продукции по мере отработки техпроцессов. Иначе говоря, чем больше существует технология, тем сильнее «вылизываются» ее особенности, и тем более совершенную продукцию можно выпускать. Тем более, что данный, чисто технологический аспект тут накладывается на аспект экономический: а именно, полученная в микроэлектронной отрасли прибыль инвестируется сюда же, приводя к возможности применения более дорогостоящего, но более «стабильного» оборудования. Все это ведет к появлению практически линейной зависимости эффективности технологии от прошедшего с момента ее запуска времени – к тому, что принято называть «законом Мура». Правда, этот самый «закон» работает только в границах допустимости технологий – и уже сейчас становится понятным, что мы к этим границам подошли. Но большинство людей пока не осознало данный аспект.

В любом случае, следует понять, что основной причиной нынешнего «господства гаджетов над Космосом» является вовсе не какой-либо технологический взлет первых, свойственный особенностям нашего времени. А напротив, микроэлектронные устройства развивались и развиваются своим «естественным путем», достигая тех пределов, которых достигли в любом бы случае. Но вот все остальное испытывает отнюдь не «естественное» состояние стагнации. Космические полеты, авиация, наземный транспорт, энергетика, сельское хозяйство, образование и медицина – все это, в самом лучшем случае, осталось на том уровне, которого достигло во время «Золотого века». Ну, может быть, «выбрало» свои «законные» 20-30% повышения качества за счет уже упомянутой «обкатки технологий». Впрочем, это в лучшем случае - в худшем речь идет о падении за уровень середины века, об архаизации, причем порой взрывной, как это произошло на Ближнем Востоке или в бывшем СССР. И чем дальше – тем больше стран оказываются вообще «выпавшими» из технологической системы, откатившись в этом плане к уровню Средневековья. Ирак, Ливия, Сирия или Афганистан. А ведь это только начало…

* * *

И можно сказать, что популярное представление о том, за отказ от «больших проектов» мы реально получили какие-либо достижения в какой-либо значимой технологической области, на самом деле выступает огромным заблуждением. В реальности за подобный отказ мы получили не развитие чего-либо, пускай даже и второстепенного, а стагнацию, постепенно охватывающую все большее число областей. В общем-то, даже в плане микроэлектронных устройств мы получили ту же стагнацию – но о ней надо говорить отдельно. (Пока можно отметить только некоторые аспекты этого плана, к примеру, жалкое положение с т.н. «искусственным интеллектом», когда прорывами выглядят посредственные, в общем-то, достижения. Вроде того, что машинный перевод перестал, наконец-то, вызывать исключительно смех – и его даже можно использовать для каких-то практических целей. А ведь это относится к технологиям, которые отточили и «накачали деньгами» по самое «не балуй»!)

И получается, что для нас ничего не остается, что делать вид, будто случившееся есть не самых худший сценарий из возможных (ну, один из худших) – а всего лишь один из вариантов «выбора». Дескать, выбрали смартфоны вместо освоения Марса (ну, или колбасу вместо науки), и теперь можем хоть чем-то гордиться. Пускай и с известными потерями. Хотя гордиться тут нечем – выигрыш от указанного «выбора» равен нулю, а проигрыш колоссален. Впрочем, как уже не раз говорилось, история на нас не заканчивается – и рано или поздно, но она «отыграет» свое. Ведь мир, поостренный исключительно на пиаре и обмане, в том числе, на самообмане, не бывает прочным. Рано или поздно, но придется вернуть определяющее значение реальности – и вот тогда и начнется новый этап настоящего развития…



Tags: Принцип тени, СССР, история, техника, футурология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 191 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →