anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

О противоречиях и развитии. Часть вторая.

Чтобы понимать важность идеи решения проблем до момента их возникновения – и уж конечно, не считать это плохим каламбуром - следует указать, что подобный способ взаимодействия с реальностью на самом деле широко распространен среди людей. Это очень хорошо можно увидеть на простейшем примере: разумный человек, выходя на улицу, берет с собой зонт даже тогда, когда дождя физически нет. Правда, при этом должны соблюдаться некоторые условия – в частности, желательно, чтобы небо было покрыто тучами и чтобы была положительная температура (в противном случае следует ожидать не дождь, а снег). А главное – чтобы на Гисметео стояла высокая вероятность осадков. (Шутка.) Хотя, в принципе, без всяких шуток, наличие предсказания погоды – очень хороший способ избегания многих проблем. И не только личных, вроде промокшей одежды - но и таких, которые затрагивают множество людей. Скажем, своевременное «закрытие» аэропортов из-за ожидающихся снегопадов реально позволяет спасти немало жизней.

И подобных предсказаний в нашей жизни – несметное множество. Начиная с глубокой древности, когда «хаотическая» охота первобытных людей сменилась загонной - и заканчивая современными заводами, ядерными электростанциями, космическими кораблями и т.д. Обретая способность предвидеть будущее, человек выстраивает свою искусственную систему жизнеобеспечения – немыслимую в «доразумном» состоянии. Как говориться, те общества, которые не могли спланировать свой производственный цикл, погибли еще десятки тысяч лет назад. Поэтому можно было бы только порадоваться за нас – если бы не одно «но». Дело в том, что одна очень важная сфера человеческой жизни выпадает из области применения подобной особенности. Речь идет о том, что мы именуем «социальные» или «политические» отношения. (Впрочем, не только – но о других «непрогнозируемых» участках человеческой жизни надо говорить отдельно.)

Именно поэтому в прошлой части недаром столь много внимания уделялось описанию того, как реально строятся отношения между участниками социальных систем в привычных для человечества классовых обществах. А строятся они, не сказать, чтобы разумно. Достаточно посмотреть новости, чтобы понять: любая, сколь либо «высокая», политика по своему качеству находится далеко за пределами самой простейшей производственной деятельности. Ведь очевидно, что даже самый темный крестьянин не рискнет сажать зерно в снег – даже если ему очень это захочется. Поскольку за тысячи лет непрерывных проб и ошибок в общественное сознание четко вбито: в любом производственном действии следует придерживаться четко установленного плана. Даже когда кажется, что он неверен – поскольку без ориентации на будущее производства никакая хозяйственная деятельность невозможна. Конечно, это в определенных ситуациях – например, когда резко меняются условия и прежние методы хозяйства оказываются непригодными – это может мешать. Но, в целом, именно тут лежит основа тысяч лет существования цивилизации. И казалось бы, почему бы не использовать подобные методы в остальных областях?

* * *

Но нет. Хотя подобные идеи высказывались неоднократно. И по сути, все утопические социальные системы основывались именно на этом – они должны были организовать общественную жизнь так же, как хороший хозяин организовывает свое поместье. Однако на практике применить подобное не удавалось даже восточным деспотиям. Причина очевидна: поскольку в любой классовой системе основная задача участника – победа над конкурентами – то никакой долговременный (и даже кратковременный) прогноз тут невозможен. Так же, как «открыто» будущее производителям, работающим с изменением природы, так же оно «закрытою» борцам за место под солнцем. Поскольку, вопреки всем нострадамусам, предположить, как произойдет взаимодействие множества воль, невозможно: ведь даже в шахматах - при крайней их упрощенности по сравнению с реальной жизнью - количество вариантов развития игры больше, нежели число элементарных частиц во Вселенной. Какие уж тут планы и предсказания! Поэтому в любой политической или экономической деятельности испокон веков царствует бардак, он же – хаос, он же неизменный атрибут любой конкурентной системы.

Каждый старается перетянуть одеяло на себя и получить все блага мира – а общие интересы всегда отправляются на самое последнее место. Причем, даже в том случае, когда от последних, прямо зависит жизнь каждого из участников «игры».
Последнее всегда удивляло – скажем, в известной эпопее «гибель Римской Империи», практически все участники своими действиями гробили остатки имперского могущества, открывая путь варварам. Которые - совершенно предсказуемо - уничтожили большую часть этих самых участников. Но не действовать подобным образом было невозможно – поскольку тот, кто решился бы в какой-то момент стать «спасителем Родины», неизбежно проиграл бы в конкурентной борьбе. (Как это случилось с Аэцием.) То же самое можно сказать и про любые иные ситуации: тот человек, который в иерархически-конкурентной системе решился бы забыть про свою главную цель, гарантированно проигрывал. И, в лучшем случае, «вылетал» из числа «влиятельных лиц». (В худшем – смотри судьбу Аэция.) Поэтому любая, более-менее сложная система неизбежно лишалась возможности прогнозируемого развития, неизбежно переходя из области сознательно управляемых явлений в область явлений, развивающихся по совершенно иным законам.

А значит – все устремления «утопистов» вывести сделать человеческую жизнь из-под власти «слепого случая», дать ее в руки самому человеку, оказывались бесплодными. При этом под «утопистами» следует понимать не только, и не столько, авторов разного рода «Утопий», сколько вообще всех, кто в течение тысяч лет мечтал устроить житие людей на основании некоей «доброй воли». Начиная с религиозных мыслителей - включая таких великих, как Заратустра или Сиддхартха Гаутама - и заканчивая знаменитыми «просветителями» и великими буржуазными революционерами XIX века. Все их попытки устроить жизнь так, чтобы люди, вместо того, чтобы большую часть сил тратить на бессмысленную и вредную борьбу друг с другом, объединились бы ради общей цели, заканчивались неизменным поражением. Причем, даже у тех, кто, казалось бы, добивался всеобщего призвания. Впрочем, для последних ситуация была, наверное, наиболее трагичной - поскольку все самое лучшее и гуманное из их задумок в конечном итоге превращалось в одно и то же. В инструмент подавления «сильными» слабых, в способ победить в конкуренции. О подобной трансформации христианства можно даже не напоминать – но даже буддизм, будучи принятым в качестве «государственной религии», превращался в свою полную противоположность. И начинал освящать неравенство и рабство – с обязательным появлением буддистского Ада и Рая. (Что вообще нонсенс, исходя из изначальной концепции данной религии.)

* * *

То же самое можно сказать про любые попытки «светского» устранения несправедливостей мира. Которые возникали с удивительной последовательностью - ведь несправедливость и неэффективность существующего мира была очевидна еще века назад – и так же гарантированно проваливались. И тут не важно, была ли это «просвещенная монархия» той же Екатерины Великой (в конечном итоге приведшая к усилению крепостного гнета), или многочисленные попытки построить буржуазную демократию, в неизбежно сводившаяся к власти «денежных мешков». Словно какой-то грозный Рок висел над человечеством… Впрочем, так было до того времени, пока человечество не пришло к пониманию природы этого самого «Рока». Конечно, обидно, что подобное понимание пришло лишь в XIX столетии – но лучше так, нежели никогда. К тому же, оно появилось вовремя – тогда, когда люди подошли к тому барьеру, за которым наличие «хаотической политики» становилось угрозой для всей цивилизации. (На самом деле, тут мы имеем дело с очень фундаментальным законом Вселенной, «ответственным» за существование высокоразвитых систем – но о нем надо говорить отдельно.)

В любом случае, с того момента, как Карл Маркс, в содружестве с Фридрихом Энгельсом, установили наличие основной причины творящейся в мире несправедливости и неэффективности, вопрос о построении общества на иных принципах оказался открыт. Да, вовсе не в мифической «доброй воле», и уж конечно, не в совсем уж невероятном «человеколюбии» состоял рецепт будущего избавления. И, уж конечно, не в «гениальном правителе» или «просветителе». Ключ к переходу на другой уровень был совершенно иным. А именно – он состоял в закрытии возможности концентрации «личного могущества» через отмену частной собственности. Как и все гениальное, этот рецепт был удивительно прост – и одновременно необычен для непривычного ума. Действительно, какой смысл бороться за возможность приобретения собственных благ, если нет возможности эти самые блага «аккумулировать» (не важно, в виде земли или капитала). А значит, нет возможности «наращивать» мощь конкуренции – вплоть до уровня, напрямую ведущего к Мировым войнам.

На самом деле, конечно, это не отменяет полностью проблему иерархически-конкурентной системы. Отмена собственности лишь
снижает ее влияние настолько, насколько необходимо, чтобы актуальными стали иные формы человеческих взаимоотношений. Именно поэтому не стоит ждать наступления «коммунистической благодати» на следующий день после принятия революционных декретов. Нет, это только начало движения к будущему обществу, только первая ступень пути, должного привести человека к прогнозируемому и управляемому обществу. И если искать аналогию в хозяйственной деятельности, то ее можно сравнить не с началом земледелия даже - а с первыми попытками перейти к загонной охоте. То есть, с пониманием того, что не стоит бросаться за первой попавшейся дичью – а следует действовать так, как было условлено ранее. Кажется – мелочь, но на самом деле, именно тут проходит водораздел между биологией и историей, между всем живым миром - и человеком, как носителем разума. Между неразумным и разумным состоянием.

* * *

Так же и в случае с общественной организацией – переход от хаотического движения, вызванного текущими личными интересами, к движению по пути, необходимому для всего общества, означает водораздел между «предысторией», и историей, как таковой. Т.е., между эпохой, когда взаимодействие людей подчиняется особым «статистическим законам» социального развития - наподобие того, как биологические системы подчиняются законам экологически. И эпохой сознательного поиска путей решения стоящих перед социумом проблем, предсказания их появления и нахождения методов их разрешения. Когда ситуативная реакция на возникающие вызовы в политике или экономике будет так же смешна, как смешна она на производстве. (Из цикла: «Ой, для изготовления детали нам необходим токарный станок! Надо его срочно найти!» Кстати, в настоящее время – время деградации производств и перехода их из привычных «хозяйственных» рамок в рамки «рыночной экономики, имеет место именно подобный подход – когда неожиданно выясняется, что какое-то оборудование, нужное для производства, реально не предусмотрели. А все потому, что адепты «невидимой руки» и мастера карьерного роста.)

В общем, данный переход означает на порядок большую эффективность социальной организации общества, делающий его поистине космической силой. Космической - и в том смысле, в сферу деятельности человека включаются внеземные объекты. И в том, что ключевыми факторами, определяющими человеческую деятельность, становятся факторы на порядок более «серьезные», нежели ранее. К примеру, появляется возможность не простого приспособления к климату, а его изменение в нужную сторону - именно этим должен был стать «Сталинский план преобразования природы». Но не только. Впрочем, тут мы уже переходим от рассмотрения общей картины вещей к более конкретному уровню. К первой в истории реализации указанного принципа, реализовавшемся в первом в мире бесклассовом – пускай и слабо – обществе: СССР. Что, разумеется, лучше сделать в следующей части…


Tags: диалектика, история, классовое общество, теория инферно, футурология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 60 comments