anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Categories:

«Пражская весна»: мифы и факты

Оригинал взят у wolf_kitses в «Пражская весна»: мифы и факты
Германоведа Николая Николаевича Платошкина не надо представлять ни моим читателям, ни специалистам-историкам, ни тем более левым блоггерам. См.его диссер о причинах и ходе Берлинского кризиса, книги о ранней истории ГДР и ФРГ, гражданской войне в Испании, правительстве Народного единства в Чили, адски подробный трёхтомник о Мексиканской революции и много ещё чего из книг и статей (+1-2-3). С его любезного разрешения публикую статью о т.н. «Пражской весне» в "Военно-историческом журнале" №8 за 2010 год.
=============================================
События  1968 года в Чехословакии и позиция США
Н.Платошкин
Abstract: The article deals with  US reaction  towards so called “Prague spring 1968”. The author argues that the Americans didn’t really support the “liberals” in Czechoslovakia and were considering a NATO military intervention which could have provoked a world war.

Так называемая «пражская весна» 1968 года до сих пор окружена политически выгодными Западу мифами, впрочем, как и  остальные крупные кризисы времен «холодной войны».  Сегодняшняя трактовка этих событий примерно такова: процесс экономических и политических реформ в Чехословакии, начавшийся с избрания Александра Дубчека на пост первого секретаря ЦК компартии Чехословакии (КПЧ) в январе 1968 года был остановлен вторжением войск пяти стран Организации Варшавского Договора (ОВД)  20-21 августа 1968 года. При этом симпатии «свободного мира» и, прежде всего, США, конечно же были на стороне  чехословацких реформаторов.
На самом деле все было иначе. Процесс реальных политических и экономических реформ в ЧССР был начат под влиянием развития событий в СССР в первой половине 60-х годов. Под руководством генерального секретаря ЦК КПЧ (с 1953 года) и президента Чехословакии Антонина Новотного в ЧССР начался процесс реабилитации жертв репрессий начала 50-х годов,  была существенно ослаблена цензура, по всей Европе получила признание «новая волна» чехословацкого кино (одним из молодых представителей которой стал всемирно известный ныне режиссер Милош Форман с фильмом «Черный Петр»). В качестве основного события того времени можно выделить принятие в Чехословакии под прямым влиянием «косыгинской реформы» в СССР в 1965 году новой концепции экономической политики. Эта концепция ставила задачей ослабление централизованного планирования и  предоставление предприятиям большей хозяйственной самостоятельности в рамках хозрасчета.
То есть, именно СССР стал катализатором настоящих реформ в Чехословакии, причем приход к власти в Москве в октябре 1964 года нового руководства во главе с Л.И. Брежневым лишь  активизировал преобразования как в Москве, так и в Праге.
Однако в конце 1967 года  серьезно обострилась внутренняя борьба в чехословацком партийном руководстве. Новотный не был сторонником федерализации Чехословакии и подверг критике «национализм» словацких коммунистов во главе с Александром Дубчеком (который, кстати, в должности секретаря ЦК КПЧ в конце 50-х годов курировал промышленность страны). Борьбой Новотного против руководства словацкой компартии воспользовались оппозиционно настроенные члены Президиума ЦК КПЧ, решившие сместить его с высшего партийного поста (причем против Новотного были как «сталинист» Биляк, так и «реформатор» Смрковски).  Новотный пригласил в Москву в декабре 1967 года Брежнева, который, однако, отказался его поддержать. Одной из причин такой позиции было и то, что Брежнев считал Новотного сторонником своего основного соперника в советском руководстве –  А.Н. Косыгина.
В результате жарких и продолжительных дебатов в ЦК КПЧ (начавшихся еще в октябре 1967 года) сам Новотный предложил в качестве компромиссного кандидата на пост первого секретаря ЦК КПЧ Александра Дубчека, с чем согласился и Брежнев. Дубчек с 1925 по 1938 год жил в СССР и считался в Москве надежным другом и союзником (Брежнев называл его «Сашей» или «Александром Степановичем»). Однако собственного политического лица он не имел и считался слабой фигурой, поэтому Дубчека одобрили как  «либералы» так и «консерваторы» в чехословацком партийном руководстве.  5 января 1968 года Дубчек был избран первым секретарем ЦК КПЧ большинством всего в один голос.  Следует отметить, что противники Новотного распускали  слухи о том, что бывший генсек готовит военный переворот  (и ЦРУ и госдепартамент США расценили эти слухи как «дико преувеличенные»).
Посольство США в Праге  еще 2 декабря 1967 года сообщило в Вашингтон о слухах  насчет возможной отставки Новотного. В качестве возможных преемников назывались члены президиума ЦК КПЧ Кольдер («консерватор») и Черник («либерал»). [1]    Дубчек не упоминался. Причем в качестве одной из причин отставки Новотного американцы отметили то обстоятельство, что экономическая реформа пока не дала  ожидавшихся результатов, хотя экономические показатели Чехословакии «благоприятные». [2] «Неожиданный» визит Брежнева в Прагу 8 декабря 1967 года   посольство США оценило в том смысле, что Кремль против своего желания вынужден вмешаться во внутрипартийную борьбу в чехословацком руководстве, так как  самостоятельной альтернативы Новотному так и не появилось. [3]
Разведка госдепартамента США (Intelligence and Research Bureau)  дала оценку Дубчеку, как «аппаратчику» «типа Новотного», в противовес «реформатору» Йозефу Ленарту.[4] Ленарт возглавлял правительство Чехословакии и активно проводил в жизнь реформу «косыгинского типа». Интересно, что «реформатор» Дубчек уже 8 апреля 1968 года снял Ленарта со своего поста и заменил его Олдржихом Черником. Последний был оппортунистом,  поддержавшим как «пражскую весну», так и ее подавление (характерно, что Черник был главой правительства до 1970 года). Когда Ленарт стал премьером Чехословакии в 1963 году, его приветствовала вся западная пресса как «антисталиниста».  Ленарт поддержал ввод войск ОВД в августе 1968 года и вновь вошел в высшее руководство ЧССР. Таким образом, по оценке госдепартамента выходит, что Москва  после августа 1968 года вернула на высшие посты в ЧССР «реформатора» Ленарта, снятого с работы «аппаратчиком» Дубчеком.
В феврале 1968 года госдепартамент США согласился с рекомендациями посольства США в Праге пока не проявлять  «открытости» и доброжелательности по отношению к «режиму Дубчека»,[5] так как сам этот режим представляет собой неустойчивую коалицию правых и левых сил.        Между тем у США были все рычаги для поддержки «реформаторского руководства». Во время освобождения западной части Чехословакии в 1945 году армия США захватила золотой запас чехословацкого банка, который после оккупации Чехословакии Гитлером в 1939 году попал к немцам.[6] Несмотря на неоднократные требования правительства ЧССР вернуть золото, американцы под разными предлогами уходили от  предметного обсуждения вопроса. В 1961 году они все же согласились вернуть награбленное нацистами монетарное золото в обмен на погашение из него претензий американских граждан, якобы пострадавших от национализации в Чехословакии после 1948 года. Сумма претензий была согласована обеими сторонами в 10-11 млн. долл. Однако затем США неожиданно  увеличили эту сумму в 4 раза без объяснения причин (якобы появились какие-то новые оценки ущерба от национализации).  На самом деле в Вашингтоне были просто недовольны поставками оружия из Чехословакии боровшемуся против американской агрессии Вьетнаму, но официально американцы эту версию не озвучивали, так как сами же считали удержание награбленного нацистами чехословацкого золота «циничным» шагом.
Оттягивали США и предоставление ЧССР статуса наибольшего благоприятствования в торговле, увязывая этот вопрос с….вопросом возврата золота. С началом «пражской весны» позиция США не изменилась ни на йоту.
Госдепартамент США считал, что «Дубчек и компания» сначала должны укрепить свои позиции в госаппарате и сами попросить Запад об экономической  помощи. [7] 22 марта 1968 года Новотный ушел с поста президента ЧССР и его преемником стал бывший командующий чехословацкими частями на советско-германском фронте генерал Людвик Свобода. За день до этого 21 марта посол Чехословакии в Вашингтоне Карел Дуда в беседе с помощником заместителя госсекретаря США по европейским вопросам Стесселем  выразил мнение, что новое руководство ЧССР пожелает улучшить отношения с США.[8] Посол полностью исключил иностранное вмешательство во внутренние дела ЧССР (американцы поняли это как намек на Москву), но признал, что ситуация может кардинальным образом измениться, если внутренние раздоры в Чехословакии приведут к кровопролитию.
Между тем «пражская весна» вызвала неожиданное обострение отношений ЧССР с США. 25 февраля 1968 года к американцам перебежал (с 22-летней любовницей) генерал-майор Ян Шейна, сторонник Новотного, возглавлявший партийную организацию министерства обороны.  ЧССР требовала выдачи генерала (его обвиняли в коррупции и подготовке военного мятежа в поддержку Новотного). Посол ЧССР Дуда в уже упоминавшейся беседе со Стесселем отмечал «иронию» того, что США дали убежище «сталинисту». Двусмысленность ситуации признал и Стессель. Но Шейну американцы  пражским «реформаторам» так и не выдали, так как генерал стал главным экспертным источником ЦРУ по Чехословакии. В 1970 году Шейна был заочно осужден в ЧССР к 10 годам лишения свободы с конфискацией имущества, однако американцы предоставили этому «сталинисту» политическое убежище.
Отставку Новотного с поста президента ЧССР посольство США в Праге оценило отнюдь не однозначно. В телеграмме в Вашингтон от 25.03.1968 года посол США в Праге Бим, писал о том, что процесс демократизации может выйти из-под контроля партийного руководства и привести к выдвижению «опасных требований» вроде нейтралитета Чехословакии.[9] Однако Бим считал, что «чехи – это не поляки или венгры» и «головы не потеряют», а основная масса населения  отнесется к политической либерализации пассивно.  Бим  полагал, что Москва вмешается в события в Чехословакии только тогда, когда сама Чехословакия вынудит русских к этому. Посол надеялся,  «что уроки 1956 года[10] усвоены всеми сторонами и можно ожидать, что Прага сделает все возможное, чтобы избежать рискованных внешнеполитических шагов».[11] Самих реформаторов (группу Дубчека-Черника) Бим оценивал невысоко: они хотели вызвать демократизацию в тактических целях только для того, чтобы убрать Новотного, а теперь безуспешно пытаются загнать джинна обратно в бутылку. В целом же события в ЧССР развиваются в русле, отвечающем «интересам США».
Именно поэтому 26 апреля  Бим представил меморандум  заместителю госсекретаря США по европейским делам Болену с предложением смягчить позицию по золоту, чтобы дать позитивный сигнал новому пражскому руководству.[12] Это к тому же поможет «усилить наше влияние…в коммунистическом мире».  Бим предлагал выдать чехам «нацистское золото» в обмен на первый платеж со стороны Праги в счет компенсации ущерба от национализации, с оговоркой, что должны последовать и дальнейшие платежи. Статус наибольшего благоприятствования в торговле предлагалось использовать в качестве «пряника» на будущее. Однако и это, весьма скромное, предложение Бима не нашло поддержки в Вашингтоне. Там явно считали «режим Дубчека» непрочным и переходным и ждали дальнейшего развития событий. Госдепартамент лишь согласился с тем, что «надо неформально и осторожно дать понять чехам, что мы приветствуем  их шаги по либерализации»[13]. Однако пока ЧССР является третьим по величине поставщиком оружия в Северный Вьетнам, прямое финансовое и экономическое содействие Праге невозможно.
Госсекретарь Раск  лишь не возражал против того, чтобы ФРГ оказала финансовое содействие Чехословакии. Но Западная Германия ограничилась лишь тем, что по линии разведки ФРГ БНД в Прагу уже весной 1968 года были направлены несколько агентов с заданием получить доступ к информации из высшего эшелона политического руководства (операция «Непомук»).[14]
Все это время в Вашингтоне шла борьба между «ястребами» и «голубями» среди высшего политического руководства страны. Президент США Джонсон (уже решивший не баллотироваться на второй срок в октябре 1968 года) и госсекретарь Раск полагали, что начавшаяся разрядка в отношениях с СССР имеет первостепенное значение. В том числе и потому, что с помощью Москвы можно без потери лица прекратить почти проигранную войну во Вьетнаме. Джонсон даже собирался в качестве первого президента США посетить Москву в октябре 1968 года. На этом фоне президент США считал, что излишняя либерализация в Чехословакии может поставить под удар начавшееся потепление в советско-американских отношениях.
Фракцию «ястребов» возглавлял заместитель госсекретаря по политическим вопросам Ростоу. Для него глобальное ослабление позиций СССР в мире с помощью выхода ЧССР из Варшавского договора было первостепенной задачей. В том числе и потому, что могло бы отвлечь русских от Вьетнама и дать шанс США победоносно закончить войну. [15]
10 мая 1968 года Ростоу направил Раску меморандум, озаглавленный «Советские угрозы Чехословакии».[16] Этими угрозами Ростоу считал начавшиеся в Польше маневры войск ОВД: «Русские колеблются. Поэтому сейчас самое время дать им сигнал…». Ростоу предлагал, чтобы Джонсон немедленно вызвал посла СССР в США Добрынина и потребовал от него объяснений относительно маневров ОВД.  Далее Ростоу предлагал создать специальную группу НАТО высокого уровня для мониторинга ситуации в Чехословакии. Эта группа должна была подготовить план реагирования Североатлантического блока на возможное обострение положения в ЧССР.
Однако ни Раск, ни Джонсон алармистских настроений Ростоу не поддержали.
Такого же осторожного мнения, хотя и по другой причине придерживалось и посольство США в ФРГ. В своей телеграмме от 10.05.1968 оно отмечало, что в отличие от кризиса 1956 года в Венгрии, передвижение  американских войск в ФРГ «ближе к чешской границе, или вообще пересечение чешской границы  для помощи чехам в отражении советской атаки»[17] возможно, учитывая общую границу ЧССР и ФРГ. Однако правительство ФРГ (в которое тогда входили социал-демократы) предупредило, что Бонн настроен против любой американской военной акции с территории ФРГ. Заместитель министра иностранных дел ФРГ Зам даже потребовал от посла США в ФРГ МакГи, чтобы американцы умерили тон пропаганды против ЧССР с радиостанций «Свободная Европа» в Мюнхене и РИАС в Западном Берлине. В этой связи МакГи считал любые совместные с ФРГ действия против ЧССР с территории Западной Германии «нереалистичными».
11 мая 1968 года Раск в телеграмме миссии США при НАТО инициировал  постоянный обмен мнениями между странами блока по ситуации в Чехословакии, однако пока рекомендовал воздержаться от шагов, которые могли быть расценены в мире  как «необычная озабоченность» НАТО положением дел в ЧССР.[18]
Между тем США по-прежнему не желали решать реальные, наболевшие вопросы двусторонних американо-чехословацких отношений. Новый министр иностранных дел «реформатор» Иржи Гаек в беседе с американским послом 28 мая 1968 года констатировал, что с 1962 года двусторонние отношения не только не улучшились, но и в некотором смысле даже откатились назад. [19] Гаек вновь требовал возврата золотого запаса страны, отметив, что оккупация Чехословакии гитлеровской Германией произошла при попустительстве западных держав, в том числе и США. Бим опять не смог сказать в ответ ничего конкретного (как и по делу Шейны), но сообщил в госдепартамент, что, по его мнению,  Прага использует вопрос золота для  укрепления своего авторитета в «коммунистическом мире» и «предотвращения естественных проамериканских симпатий внутри страны».
Между тем, за развитием обстановки в Чехословакии внимательно наблюдало и ЦРУ. 13 июня 1968 года  американская разведка представила высшему руководству страны меморандум под характерным названием «Чехословакия: пауза Дубчека».[20] ЦРУ считало, что и внутренний и внешний кризис в Чехословакии потерял остроту (отсюда термин «пауза»). Москва успокоилась, так как Дубчек и Черник твердо обещали, что процесс реформ будет проводиться под руководством компартии. В обмен «чехи» получили от СССР относительную свободу рук во внутренней политике. Отмечалось, что сами «Советы» хотят избежать военной интервенции в Чехословакии.  ЦРУ подчеркивало, что главной тревогой Кремля является возможный выход Чехословакии из ОВД, так как в расчете на душу населения чехословацкая армия является самой крупной в Варшавском договоре (230 тысяч человек).
ЦРУ отмечало, что несмотря на протесты Москвы против антисоветской компании в чехословацких СМИ, эта компания в последние недели «достигла удивительных размеров». Причем СМИ ЧССР обвиняли Москву не только в репрессиях начала 50-х годов, но и в том, что именно СССР виновен в нынешних экономических проблемах страны.[21] И все же ЦРУ приходило к выводу, что в результате достигнутого между Прагой и Москвой компромисса «Москва решила не применять силу, по крайней мере, в настоящее время». Причем, по мнению ЦРУ,  Дубчек лично выиграл из-за позиции Москвы, так как в глазах населения его собственная нерешительность в проведении реформ объяснялась давлением советской стороны.
Американская разведка (со ссылкой на чешские источники) сообщала о разногласиях в советском руководстве относительно Чехословакии. Брежнев вынужден давить на Дубчека, так как его (Брежнева) авторитет серьезно пострадал: ведь именно Брежнев «поставил» Дубчека у руля, а последний фактически ведет антисоветскую политику. На этом фоне  чехословацкий кризис могут использовать противники Брежнева в советском руководстве, в том числе Косыгин.
В целом американцы (совершенно правильно) полагали, что Дубчек лишь  выигрывает время, формально соглашаясь с Брежневым и обещая, что КПЧ сохранит в стране социализм. На самом деле, на предстоящем съезде компартии в сентябре 1968 года реформистские взгляды получат статус официальной программы КРЧ и «Советы» поймут, что их ввели в заблуждение. ЦРУ также считало, что Дубчек не имеет ясных собственных взглядов и находится под влиянием Черника и З.Млынаржа, которые и станут играть определяющую роль после съезда. ЦРУ приходило к выводу: «Таким образом, есть большая вероятность того, что отношения между Прагой и Москвой снова станут очень напряженными. Советские лидеры, или по крайне мере, большинство из них, желают избежать резкой и дорогостоящей военной акции. Однако, если контроль Дубчека будет под угрозой коллапса или если чешская политика станет с точки зрения Москвы «контрреволюционной», то Советы могут снова использовать свои войска для угрозы чешским границам».[22]
11 июля 1968 года посольство США в Москве констатировало обострение полемики в СМИ Советского Союза против антисоветских публикаций в чехословацких СМИ, в частности против известного манифеста  «2000 слов».[23]
ЦРУ к тому времени явно подпало под влияние своего главного «эксперта» по Чехословакии «сталиниста» Шейны, который вел свою игру, пытаясь дискредитировать Дубчека в глазах американцев. 24 июля 1968 года ЦРУ констатировало, что кризис в Чехословакии закончился, так как  «по мнению источника» (т.е. Шейны) «чехословаки вероятно капитулируют перед Советами» и свернут реформы.[24] Причем это не вызовет протестов среди населения, так как «ни рабочие, ни словаки активно в либерализации не участвуют». Это мнение Шейны было правильным: «пражская весна» была делом интеллигенции и части партаппарата, но не принесла никакого улучшения материального положения населения. А антисоветизм чешской центральной прессы не вызвал симпатий в Словакии. В пометке на докладе ЦРУ содержится мнение, что «Шейна похоже недооценивает национальный фактор».  Военные и полиция, по мнению Шейны, могут быстро подавить возможные демонстрации против свертывания реформ, так как офицеры настроены «консервативно и просоветски».
В меморандуме ЦРУ  также отмечалось, что «Советы» находятся под сильным давлением  «консервативных сил в Чехословакии», а также лидеров Польши и ГДР, которые требуют, чтобы Москва лучше контролировала ситуацию в ЧССР. Представляется, что данный момент следует подчеркнуть: действительно отнюдь не все население Чехословакии приветствовало «пражскую весну». Помимо известного манифеста «2000 слов» в СМИ появилось и открытое письмо народной милиции Чехословакии с прямо противоположными требованиями в защиту социализма. ЧССР явно скатывалась к гражданской войне.
Шейна (согласно меморандуму ЦРУ) считал, что «Советы» предпочитают политические рычаги влияния, однако если потребуется военное вмешательство, то оно произойдет в форме «молниеносного выдвижения советских войск в Чехословакию». ЦРУ правильно определило причины возможного вмешательства: в Москве стали понимать, что Дубчек и «либералы» «врут», когда обещают не выводить Чехословакию из советской сферы влияния (т.е. ОВД).
В госдепартаменте между тем уже в июле 1968 года обсуждался вопрос о вынесении чехословацкой проблемы на обсуждение ООН.  Причиной  мог бы быть протест против пребывания советских войск в Чехословакии, которые по мнению американцев слишком медленно покидали территорию страны после завершившихся 30 июня 1968 года маневров ОВД «Шумава». Однако сами американцы обращаться в ООН  не хотели, надеясь, что сама ЧССР или Румыния и Югославия инициируют обсуждение.
20 июля 1968 года Ростоу вновь обратился к госсекретарю с меморандумом, требуя активного воздействия на СССР, чтобы удержать Москву от  каких-либо действий против Чехословакии.[25] Ростоу признавал, что «конечно Чехословакия находится в советской сфере влияния» и если она выйдет из-под контроля Москвы, то  будет нанесен сильнейший удар по позициям Советского Союза в мире, в т.ч. во Вьетнаме и на Ближнем Востоке. В меморандуме опять предлагалось создать специальную группу НАТО по выработке совместной линии блока относительно ЧССР на случай «непредвиденных обстоятельств». Это, по мнению Ростоу, поможет  «оживить» и сам блок.
Ростоу (который имел также должность специального помощника президента) через офицера связи между Советом национальной безопасности (СНБ) и  Комитетом начальников штабов (КНШ) полковника Лемнитцера обратился к высшему военному руководству США с прямым запросом: какие силы НАТО можно будет использовать для вторжения в Чехословакию. 23 июля он получил ответ: «Силы для возможной интервенции в Чехословакию могут включать 1 бригаду США, 2 французские дивизии и две дивизии ФРГ».[26] Одну бригаду КНШ хотел выделить лишь потому, что в случае более серьезного американского участия потребовалось бы провести мобилизацию дополнительных сил НАТО, на что ушло бы 6 месяцев.
Таким образом, в США всерьез рассматривали возможность вторжения НАТО в Чехословакию ровно за месяц до ввода войск ОВД на территорию ЧССР. Между тем 22 июля 1968 в госдепартамент был вызван посол СССР в США Добрынин и госсекретарь Раск заявил ему фактический протест против публикаций в советских СМИ, в которых говорилось о подрывной деятельности НАТО, Пентагона и ЦРУ против Чехословакии.[27] 24 июля Джонсон собрал  все политическое и военное руководство США (госсекретаря, министра обороны, директора ЦРУ и т.д.). Причем на этом совещании сам Ростоу выразил мнение, что русские не предпримут военных действий против Чехословакии.[28] Раск вообще заявил, что «чешский кризис» закончился.
Читать далее





[1] Foreign Relations of the United States (далее – FRUS), Volumes online, Volume XVII,  Johnson Administration 1964-1968, Eastern Europe, Document 53
[2] На самом деле социалистическая Чехословакия развивалась гораздо быстрее, чем сами США. В 1948- 1070 гг использованный  национальный доход на душу населения вырос в ЧССР на 229%. Благодаря советским заказам традиционно развитое чехословацкое машиностроение смогло увеличить выпуск продукции  в 1948-1969 гг. в 12.8 раз.
[3] См. телеграмму посольства США в Вашингтон 9.12.1968, FRUS, Document 54
[4] Skoug K. Czechoslovakia’s lost fight for freedom, 1967-1979; an American embassy perspective. Westport, 1999, p.63
[5] FRUS, Document 55
[6] Небезынтересно отметить, что золотой запас ЧСР (23 тонны золота) совершенно официально был переведен нацистам в 1939 году через Банк Англии. Всего нацисты присвоили себе в разное время оккупации примерно 45 тонн чехословацкого золота.
[7] FRUS, Document 55
[8] FRUS, Document 56
[9] FRUS, Document 57
[10] Имеются в виду события в Венгрии осенью 1956 года
[11] FRUS, Document 57
[12] FRUS, Document 58
[13] FRUS, Document 59
[14] См. Spiegel online. Einestages, 23.12.2009, www. einestages.spiegel.de
[15] Для позиций Ростоу характерен следующий факт. Во время сенатских слушаний по утверждению его кандидатуры на пост заместителя госсекретаря США (третий по важности пост в госдепартаменте) в 1966 году сенатор Пелл спросил смогу ли США пережить ядерную войну. Ростоу ответил, что Япония "не только пережила, но и расцвела после ядерной атаки." Когда сенатор заметил, что в случае войны с СССР будут использованы не два, а тысячи ядерных зарядов, Ростоу ответил, «человеческая раса очень вынослива. . . На основании предположений можно сделать вывод, что будет убито 10 миллионов человек с одной стороны и 100 миллионов –с другой. Но это еще не все население»
[16] FRUS, Document 60
[17] FRUS, Document 61
[18] FRUS, Document 62
[19] FRUS, Document 63
[20] Текст меморандума опубликован в сборнике документов The Prague Spring 1968. Central European University Press,Budapest, 1998, p.166-171
[21] Само ЦРУ наоборот считало, что именно дешевое сырье из СССР смогло обеспечить Чехословакии высокие темпы экономического роста и улучшение жизненного уровня населения.
[22] The Prague Spring 1968. Central European University Press, Budapest, 1998, p.171
[23] FRUS, Document 65
[24] www.foia.cia.gov
[25] FRUS, Document 67
[26] FRUS, Document 71
[27] FRUS, Document 70
[28] FRUS, Document 72
Tags: история, перепост
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments