anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Category:

Вопрос про этику

Яна Завацкая – blau_kraehe – недавно выпустила серию постов, посвященных #этике. Смысл их состоял в том, чтобы показать, насколько современная этика является классовой – то есть, подчиненной интересам правящих классов. Собственно, для понимания данного вопроса лучше всего прочитать сами тексты Завацкой – там прекрасно разъясняется, к чему ведет подобная этика. Тем не менее, имеет смысл разобрать этот вопрос более подробно. И, прежде всего, стоит уяснить самый важный вопрос в проблеме этики, не раскрытый у Яны. А именно, то, что этика – и классовая, и неклассовая – всегда является признаком общества. То есть, исключительно социальным феноменом – и ничем иным! На самом деле, подобное уточнение может показаться тавтологией – ведь само указанное понятие возникло, как обобщение норм «общежития», как попытка выяснить некую основу существующих моральных и нравственных норм. Однако в настоящее время указанная «генетическая» основа этики все чаще забывается – и данное понятие все чаще рассматривается в рамках одной человеческой личности. Что есть фундаментальнейшая ошибка.

Поскольку, на самом деле, эта самая «отдельно взятая личность» есть не что иное, как абстракция: само существование человека вне общественной системы производства невозможно. Однако в обыденной жизни принято считать иначе – в ней индивид ставится на первое место, а общество рассматривается производным от него. И разумеется, этика в данном случае рассматривается исключительно, как индивидуальное явление, связанное с мыслями и эмоциями только одного человека. (Того, кто рассматривает.) Именно с этой особенностью современного (и несовременного) восприятия и связан выявленный Яной Завацкой эффект, который она связывает с неспособностью «бинарной логики» описывать этические явления. Последнее, разумеется, верно – хотя бы потому, что бинарная логика создавалась для совершенно иных целей. Но в данном случае речь идет о другом – о том, что само рассмотрение этики в рамках индивида не способно привести ко сколь либо значимому результату. Вне зависимости от того, какая логика тут используется…

То есть, в рамках «отдельно взятого человека» никакой проблемы добра и зла поставить невозможно. Поскольку для него все очень просто: то, что способствует его существованию и процветанию – то добро. А то, что ведет к страданию и гибели – то зло. Собственно, именно так рассуждают разнообразные сторонники «биологического подхода». Не понимая, что подобная постановка вопроса невозможна, поскольку – как это было сказано выше – никакого «отдельно взятого человека» не существует. А есть единый общественный производственный механизм, в рамках которого только и может выживать индивид. И, следовательно, любое «добро и зло» в данном случае означает, прежде всего, благо или проблему именно для социума. А уж потом, транслируясь на уровень индивида, оно обретает образ привычной для нас морали и нравственности.

* * *

Собственно, именно поэтому любая господствующая сейчас этическая система – классовая. Просто потому, что именно классовое общество является – а точнее, являлось до недавнего времени – самым оптимальным способом человеческого существования. Причем, оптимальным именно с общесистемных позиций – в том смысле, что именно подобная форма выигрывала в конкуренции с иными общественными системами. При этом жизнь большинства индивидов при классовом устройстве могла быть хуже, нежели в первобытной общине – но никого это не волновало. Важно было то, что классовые общества успешно порабощали первобытнообщинные – а не наоборот. А последний акт мог происходить только за счет более успешного осуществления общественного производства. Дававшего «физические»  преимущества – в виде более совершенного оружия, а так же преимущества организационные – в виде относительно профессиональной армии. В итоге, к началу XX века оспаривать доминирование классовых обществ мало кто мог.

Правда, после этого времени наступил перелом:  было создано неклассовое – пускай и «слабо» – общество, которое смогло не только противостоять классовому, но и однозначно победить последнее в самой значительной войне в истории. После этого говорить о преимуществах классового устройства стало уже невозможно. Впрочем, вернемся к поставленной теме. А именно – к тому, что такое этика, и почему она столь необходима  обществу. На самом деле роль ее в социальном устройстве довольно ясна – это одни из способов коммуникации между индивидами. Причем, что совершенно очевидно, главной задачей подобной коммуникации выступает трансляция представлений правящих классов ко всем остальным. Это формирует характер классовой этики, как этики, прежде всего, «собственнической» - то есть, определяющей взаимоотношение людей через понятие собственности.

Именно отсюда идут все эти: «не укради», «не пожелай осла ближнего своего», и даже «не прелюбодействуй». А как иначе – до того, как индустриальное производство сделало изобретение доктора Кондома массовым, любой акт «прелюбодеяния» имел ненулевую вероятность привести к порождению бастардов. Которые, как известно, имеют прямое отношение к процессу передела имущества– то есть, к тому, самому важному для человека акту, который именуется производством. Да что там «не прелюбодействуй» - даже кажущееся самоочевидным «не убий» вытекает из той же основы. Ведь понятно, что убивать не рекомендуется, прежде всего, «соплеменников» — т.е., тех, кто осуществляет совместную трудовую деятельность. Тех же лиц, кто стремится разрушить существующий социум и сломать имеющуюся в нем производственную систему, напротив, убивать можно и нужно. (И это касается любого народа, а не только того, что установил указанные заповеди.)

Впрочем, понятно, что уничтожать надо врагов не только внешних, но и внутренних – тех, кто сомневается в идеальности существующего устройства. Против таких смутьянов обычно применялись не менее жесткие меры – недаром, первым из разбираемой серии этических правил было сформулировано требование поклонения только одному Богу. В том смысле, что все остальные культы – то есть, все остальные этические системы, связанные с иными социумами – объявлялись ложными. С соответствующим результатом. Кстати, самым интересным в данном ряду является требование соблюдать «день субботний» - то есть, общепринятые в социуме праздники. Смысл этой заповеди состоит в том, чтобы дать возможность собственникам отдохнуть, не позволяя кому-то приобрести решающее преимущество за счет действий во время отдыха. А ведь сюда входит не только сельскохозяйственный труд, но и, скажем, торговля – в результате чего лавка, работающая в субботу, сможет быстро вытеснить конкурентов. Такое вот «антимонопольное» законодательство в древности. Впрочем, соблюдение субботы одновременно с этим способствует существенному укреплению жреческого сословия – то есть, тех, кто следит за религиозными правилами. Государства. (В древнем Израиле религиозные деятели – неотъемлемая часть госаппарата.)

* * *

Таким образом, можно сказать, что все этические положения, считающиеся «естественными» и само собой разумеющимися, на самом деле являются связанными исключительно с определенным способом производства. Но таковыми являются не только моральные нормы классового общества – а вообще вся «нормосфера», когда-либо существовавшая в истории. Скажем, сложнейшая система табу, присущая обществам доклассовым, в основном, представляет собой механизм, способствующий обеспечению согласованной работы всех его членов в рамках общей трудовой системы. При этом в дособственническом обществе это сделать намного труднее – поскольку необходимо учесть интересы всех, а не только «лучших людей». (Вот и еще одна причина, объясняющая победу «разделенного мира».) В результате, например, первобытные общины создают сложнейшие системы «родственных отношений», призванных согласовать взаимные обязательства разных членов племени. (Когда антропологи начали изучать данное явление, они поразились тому, как организуются подобные, казалось бы, очень простые, «связи».) Причем, это проявляется через такую, казалось бы «естественную» и «природную» категорию, как брак. На самом же деле ни к какой «природе» - то есть, к «инстинктам продолжения рода», столь любимым  современными биологизаторами – этот институт не имеет ни малейшего отношения. И роль его совершенно иная – та, что указанна выше: обеспечение общего труда.

Кстати, что достаточно интересно, но пресловутого «секса» - в смысле, животного, неподконтрольного разуму стремления к совокуплению – в первобытных племенах так же не существует. (Впрочем, как и в обществах классового периода.) В том смысле, что данный процесс тут проистекает строго ритуализированно, и, опять-таки, имеет прямое отношение к благу социума, а не индивида. В том смысле, что беспорядочное деторождение в условиях первобытного существования есть действо однозначно вредное – в отличие от последующих эпох. (Когда воспроизводство «рабочей силы», начиная от рабов и заканчивая пролетариатом всегда значило снижение цены на нее, и увеличение «могущества» властителей.) А значит, никакого «полового возбуждения» вне определенных моментов –тогда, когда требуется увеличить численность – члены племени не испытывают. И это при том, что на этом уровне развития люди ходят почти полностью обнаженными, т.е., когда – с точки зрения современного биологизатора – они должны испытывать постоянное «сексуальное влечение». (Впрочем, последнее можно сказать и про современных людей – например, нудистов – которые спокойно видят голыми друг друга, и никакой эрекции у них на это нет.)

Впрочем, данный вопрос является уже неким отступлением от «этической темы», поэтому разбирать его надо отдельно. Тут же стоит отметить прежде всего то, что указанный, «общественно-ориентированный»,  характер этических норм означает, прежде всего, то, что разбор этих норм на уровне индивида и его личных предпочтений в современном, сложном классовом обществе является невозможным. В том смысле, что каждый человек в нем выступает всего лишь одним из элементов сложной системы общественного производства, и, разумеется, не может быть «мерой всех вещей». Как не хотелось бы подобного гуманистам.  Поскольку, как уже не раз говорилось, в социумах подобного типа большая часть людей всегда является всего лишь инструментами для некоей верхушки. И ценность их – и их мыслей и чувств – состоит лишь в том, насколько все это имеет смысл для накопления «могущества» для хозяев мира. Т.е., для крупных собственников. Причем, что самое главное – это не есть извращение, это не есть искажение каких-либо «правильных» норм. Нет, это есть самая, что ни на есть «нормальная норма», есть единственно возможное состояние для данного типа общества.

А вот уже отсюда и вытекает все остальное – в том числе, и описанные Яной Завацкой проблемы в этическом понимании. Но обо всем  этом будет сказано в следующей части…


Tags: #этика, #этике, история, классовое общество, общество, прикладная мифология, психология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 91 comments