April 10th, 2013

Фальшивое "железо" Маргарет Тэтчер

По поводу усопшей недавно старушки. Интересно вот что - вне отношения к реформам Тэтчер многие уважают ее за то, что она оказалась "железной леди". Т.е. сумела провести непопулярные реформы, в результате которых десятки тысяч людей остались без работы. Дескать, пусть реформы оказались ошибочны, но какой надо обладать смелостью, чтобы их провести.

Именно тут заключена колоссальная ошибка, которую именно наше общество воспроизводит с давних времен: о том, что ухудшение жизни множества людей является актом мужества. Снятие Тетчер с поста премьера было связано только с тем, что ее реформы оказались настолько неверными, что вообще не принесли англичанам ничего хорошего. Эпик фейл в чистом виде. Но после снятия Тетчер прекрасно себя чуствовал еще два десятилетия,  живя без какой либо угрозы для себя, но превратившись из дочери лавочника в баронессу и войдя в высший круг английской знати. Прекрасный образ для подражания - разори множество людей и стань баронессой...

На самом  деле никого за это не убили. Достаточно вспомнить того же Гайдара, правительство которого именовали "правительством камикадзе". Хорош камикадзе - после того, как потопил экономику, он еще долго не просто жил, а жил в полном достатке. Можно вспомнить Чубайса - при том, что его одновременно ненавидят процентов восемьдесят россиян, он прекрасно существует и находится все это время на высоких постах.

Т.о. надо понять, что для того, кто устраивает ад миллионам, мужество не имеет смысла. В классовом обществе эти миллионы имеют вес только тогда, когда могут обеспечить адекватное давление на государство, а для бедных слоев это только классовая борьба. И то, очень длительная и жестокая. В то же время одна крупная корпорация имеет вес нескольких десятков миллионов рабочих, и ущемление ее интересов как раз и означает для политика конец. Если конечно, за ним не стоит еще более богатая корпорация. Именно поэтому даже ничтожное ухудшение жизни богатых - вот что требует гражданского мужества. Даже ничтожный  Олланд  более "железный", нежели пресловутая баронесса. А политик - левый популист, вроде Чавеса, чьи реформы хоть немного затрагивают интересы крупного капитала, вообще оказывается титаном.

Никогда и нигде борьба с теми, кто не обладает реальной силой не является актом мужества.

Тэтчер и соревнование некомпетентности.

Рассматривая то, что творилось в Англии при Тэтчер, понимаешь, что политика, как таковая - это соревнование некомпетентности. Т.е. все участники политической игры абсолютно не разбираются в том, что творят. побеждает тут не более умный, а тот, кому попался более непонимающий противник. Причем это мало зависит от типа власти -  демократия или монархия, не столь важно. Важно, что принцип отбора во власть противоречит пониманию реальности.

Если бы советское руководство имело хоть какое представление о том, что происходило тогда в европе, то ездили бы мы сейчас смотреть достопримечательности в Народно-Демократическую Британскую Республику или Французскую Народную Республику. Но СССР оказался менее "дуракоустойчивым", чем Британия, и его руководство слило все свои шансы успешнее. чем кто-нибудь еще.

И это можно сказать не только про Горбачева или Черненко. Рассматривая действия руководства страны, скажем в 1930 годы, можно увидеть, что деятельность того же Сталина, равно как и Черчилля, Рузвельта или Гитлера состояла практически из одних ошибок (последний вообще был одной сплошной ошибкой). Сталин победил только потому, что оказался способен чуть к лучшему пониманию ситуации. Одно его действие- поддержка форсированной индустриализации, абсолютно неочевидное с т.з. здравого смысла - оказывается важнейшим условием для победы. Все остальное, включая действия в период ВМВ, довольно стандартны, но это решение стоит многих десятков дивизий.

Поэтому, изучая деятельность того или иного политика, следует обращать внимание не на ошибки, которые в общем, являются "нормальным состоянием" политики, а на те редкие моменты, когда принимались правильные решения. Именно в них лежит ключ к пониманию того, почему один политический деятель вошел в историю, как победитель, а другой - как неудачник.