April 16th, 2013

Еще о выборах в Венесуэле.

Мало кто понимает, что на венесуэльских выборах сработал тот же механизм, что и в России 1917 -19198 года, приведший к кровопролитной Гражданской войне. Раскол общества примерно надвое, при том, что правая политика выгодна едва ли 20% населения.

Однако разделение низших слоев на локальные группы, отсутствие возможности сформулировать ими свои классовые интересы, присущее немодернизированному обществу резко контрастирует с солидарностью высших и средних. Они то как раз обладают классовой солидарностью (в странах Третьего мира средние слои - это буржуазный класс, с четко выраженными интересами, в отличии от развитых стран), и прекрасно понимают, что потеряют при любом сдвиге влево.

Именно это обстоятельство приводит к периодическому приходу правых, которые в первую очередь урезают социальные расходы. Это продолжается до тех пор, пока не становится непереносимым для низших слоев, и только тогда становится возможным приход левых сил. Именно поэтому мелкобуржуазные слои, пускай и находящиеся в нищете. не могут служить опорой для движения к социализму. Только пролетариат, осознающий свои классовые интересы, может правильно оценить ситуацию.

В этом смысле. любое движение к социализму в странах Третьего мира должно по определению содержать возможность изменения социальной структуры общества, увеличения числа пролетариата, и для этого следует по возможности, максимальное включение мелкобуржуазных слоев в сферу индустриального производства. Ни в Ливии, ни в Венесуэле этого сделано не было. В Ливии уже почувствовали результат этой ошибки в полной мере. В Венесуэле надо надеяться, обойдется только приходом к власти правого кандидата в следующий период.

Единственная страна. где были сделаны верные выводы - это СССР. Перестройка общества 1920-1930 годов дало ему устойчивость, проявившуюся во время Второй Мировой войны, когда ставка Гитлера на низкую устойчивость советского общества оказалась неверна. Кризис 1980 годов - это уже кризис нового уровня, и рассматривать его надо отдельно.

Где обещанная война?

Интересно, что выборы в Венесуэле, а затем взрыв в Бостоне полностью вытеснили из российской блогосферы мысль об опасности начала войны из-за пуска северокорейской ракеты. 15 число прошло, и  никакой ракеты не полетело. И полететь не могло.
Вот Ланьков отмечал. что жители Южной Кореи относятся к заявлениям северян абсолютно спокойно - потому что знают, что за угрозами Севера ничего не стоит. КНДР не несет никакой опасности, так как не имеет возможностей к современной наступательной войне. Но на русскую блогосферу подобные доводы не действуют.

Трансгуманизм и коммунизм.



Поводом написать это послужила известная статья Лекса Кравецкого http://lex-kravetski.livejournal.com/452203.html, где он пишет о неизбежности превращения человека в киборга. Разумеется, это не новая идея, но обыкновенное ее высказываю люди, склонные, так сказать, к либерализму или/и либертализму, а Кравецкий - человек коммунистических взглядов. Однако с точки зрения коммунизма, трансгуманизм оказывается не столь уж привлекательным.


В современном мире все шире распространяются идеи трансгуманизма – теории, согласно которой человек в будущем разовьется в другое, более совершенное существо. Идея не новая, но в современном варианте вместо традиционного религиозного пути предлагается опора на новейшие достижения науки. Это тоже не ново— например, Герберт Уэллс в образе своих марсиан из «Войны миров» использовал образ «человека миллионного года», не говоря уж о последующих творениях фантастов. Правда, в отличии от прошлого, современные трансгуманисты заявляют о реальности своих идей, уверяют, что человечество подошло напрямую к  черте, за которой эта фантастика становится реальностью.

Что касается критики трансгуманизма, то она, как правило, ведется со стороны этичности или неэтичности данного подхода. Например, рассматривается вопрос: как будет взаимодействовать этот постчеловек с обычными людьми? Не вздумает ли он попросту их уничтожить. Абсурдность данной позиции,  широко распространенной в критике трансгуманизма, ясна – вопрос уничтожение или неуничтожение людей лежит вне сферы изменения человека.

Кроме того, противники трансгуманизма, как правило, находятся на религиозных или традиционалистических позициях, что сильно снижает возможность аргументации. Апелляция к традиции – к тому, что «было всегда, поэтому всегда и будет» – не является сильным аргументом в мире, где за последний век произошли огромные перемены. Поэтому критика трансгуманизма как  правило, не достигает цели. Изменение человека, превращение его в кибернетический организм – киборга или замена его генокода кажутся естественными путями для тех, кто рассматривает дальнейшее развитие цивилизации, а не представляет ее застывшей в вечном воплощении одних и тех же форм. В самом деле, почему при обладании технологиями приемлемого уровня, не заменить человека на технически или биологически измененный организм, а может вообще, на чисто техническую систему – скажем, разумного робота. 

Collapse )