February 26th, 2014

Еще раз про идеологию.

Я  писал, что основной вывод, что дал нам «евромайдан», состоит в понимании важности идеологии. Сейчас несколько разверну этот вопрос.

Разумеется, «майдан» дал столько новой информации, что на работу с ней потребуются годы. Но уже сейчас ясно одно – придется отбросить очень многие прежние представления. Многие из тех конструктов, что определяли наши действия до этого – такие, как «апатичность народных масс» или «массовая поддержка советских идей» теперь полностью показали свою искусственность.

Одновременно стали видны многие особенности процессов подобного рода, о которых ранее даже не подозревали.
Что же можно сказать. Прежде всего, социальной революцией события на Украине не являются. Власть сменилась в рамках одной социальной системы. В этом смысле можно было бы отнести случившееся к т.н. «оранжевым революциям», если бы не одно  «но».

Случившееся на Украине имеет очень важное от классического «оранжада», всегда подчеркнуто гражданского и внеидеологического.
На «майдане» буржуазные силы, имеющие четкую идеологию, взяли верх над буржуазными силами, подобной идеологии не имеющими - т.е. над Януковичем и «Партией Регионов. Тут надо понимать, что речь идет об отсутствии именно четко выделенной и вербализованой идеологической системы, с разделением на своих и чужих. Потому, что  общая идеологическая система, метаидеология, для Януковича также как и для его противников, конечно существует. Она одинаковая для всей постсоветской политики – правая, антисоветская и антикоммунистическая.

Но вот выстроить на ее основании стройную систему Янукович и «Партия Регионов» не смогли. Они предпочли ситуацию, когда существует некое неявное понимание «как правильно». На самом деле, казалось, что это давало им немалое преимущество: можно было делать вид, что  политика проводится в интересах всех граждан. Такая модель поведения является весьма популярной на постсоветском ( и не только) пространстве, и ее придерживается огромное число политиков.
Но на самом деле, как и большинство обыденных представлений, подобное оказалось неверным. Вместо ожидаемой силы, «надидеологичность» привела к слабости. Collapse )