April 12th, 2014

Космос, как неизбежность.

«…Сегодня, 18 августа 1991 года, ровно в 5.00 по московскому времени, началось то, к чему он готовился полтора десятка лет. Старт первой фотонной ракеты ознаменовал новую эру в истории межпланетных сообщений…»

Большинству хорошо известны эти слова из повести Аркадия и Бориса Стругацких «Страна багровых туч». В 1957 году, когда была опубликована повесть, подобная перспектива многим казалась реальностью. Надо сказать, что писаться это произведение начало гораздо раньше, в 1955-1956 году, когда еще не о каких космических полетах не было и речи, и даже первый спутник был еще не запущен, но, тем не менее, в том, что 1991 году человек ступит на поверхность Венеры, никто не сомневался. Нет, конечно, может быть не 1991, а 1981 году или в 1997 – не суть важно. Важно было то, что грядущее освоение космоса было для людей этого времени не  просто мечтой или фантазией, а почти объективной реальностью.

Всего за 50 лет до этого момента, в 1896 году, скромный учитель из Калуги Константин Эдуардович Циолковский начал писать свою работу «Исследование мировых пространств реактивными приборами» (издана в 1903 году). В ней исследователь описал возможность полета за пределы атмосферы, используя реактивный двигатель. Сейчас широко известна знаменитая «формула Циолковского», выведенная в данной работе, которая используется при расчётах ракетных двигателей, но только ей значение работ Циолковского не исчерпывается. Гораздо более важным является сформулированная Циолковским идея освоения Космоса, как «естественное» движение человечества. Collapse )