June 25th, 2014

Макаренко, коллективы и коммунизм.

Я уже касался темы о советском педагоге Антоне Семеновиче Макаренко, но тем не менее, еще раз хочу вернуться к ней. По той простой причине, что данная тема выходит за рамки чисто истории и образования, и является очень важной для понимания некоторых процессов, происходящих в обществе. Более того, работа Макаренко сильно перекликается ни с чем иным, как с теорией научного коммунизма. Просто поразительно, насколько, казалось бы, чисто педагогические проблемы могут быть связаны с фундаментальными проблемами общественного устройства, в том числе и с разбираемой мною недавно темой о роли рабочего коллектива в процессе перехода к новому обществу.

Обыкновенно все новации Макаренко относят исключительно к педагогике, очевидно, по той причине, что Антон Семенович по образованию был педагогом, считал педагогом сам себя, считался им окружающими, и наконец, подчинялся Наркомобразу. (И даже книгу свою назвал «Педагогическая поэма»). Но при внимательном рассмотрении мы можем увидеть, что работа Макаренко намного выходит за стандартные рамки педагогического процесса. Взять хотя бы то, что педагог работал с несколько иным «контингентом», нежели обычно достается учителям. Дело даже не в том, что вместо «домашних» деток ему приходилось иметь дело с малолетними преступниками. Дело в том, что эти самые «малолетние преступники» на самом деле были не такими уж и малолетними. Как пишет сам Макаренко о начале своей работы:
 
«Четвертого декабря в колонию прибыли первые шесть воспитанников и предъявили мне какой-то сказочный пакет с пятью огромными сургучными печатями. В пакете были «дела». Четверо имели по восемнадцати лет, были присланы за вооруженный квартирный грабеж, а двое были помоложе и обвинялись в кражах. Воспитанники наши были прекрасно одеты: галифе, щегольские сапоги. Прически их были последней моды. Это вовсе не были беспризорные дети».

То есть, четыре восемнадцатилетних молодых человека (остальные были чуть моложе) – это даже по меркам нашего времени, уже не дети. А тогда, в условиях Гражданской Войны, люди взрослели еще раньше. Аркадий Гайдар в гораздо более молодом возрасте стал командиром военного отряда в Красной Армии. Что же говорить о полупартизанских или полубандитских отрядах, которые действовали в то время на Украине, где подобные «детишки» были полноправными участниками боевых действий: сам Макаренко упоминает, что в его колонию направляли «махновцев» соответствующего возраста. То есть, по крайней мере, некоторые из колонистов Макаренко участвовали в боевых действиях. Но и те, кто избежал подобной участи, также вряд ли мог относится к «детской категории». Воровская жизнь тоже не особенно оставляет место для «детства», тем более что в «анамнезе» воспитанников упоминаются не просто кражи, но и грабежи. Collapse )