November 21st, 2014

Немного о «вставании с колен». Часть вторая – развитие: иллюзии и реальность.

В первой части я рассматривал тему «гибели цивилизаций», как примера катастрофического разрушения общественной системы. Объяснения этому давались разные. Например, русский историк Л.Н. Гумилев связывал периоды расцвета и угасания обществ с неким особым биологическим свойством человека – пассионарностью. Впрочем, теория Гумилева весьма неоднозначна, а идея биологической пассионарности давно уже опровергнута биологами. Но, тем не менее, историк подметил очень важную особенность гибели цивилизаций и стран: перед самым «концом» степень разложения общества, и особенно. развращенности элиты достигает немыслимых размеров (в теории Гумилева – это время господства субпассионариев).  Именно данный аспект, одинаковый практически для всех культур и этносов (что так же было подмечено Гумилевым), позволяет говорить о некоем инварианте, слабо связанном и с генетикой, и с культурой. Но если проблема не в биологии, то в чем?

На самом деле я уже неоднократно писал на эту тему. Но скажу еще раз: «гибель цивилизаций»  представляет собой частный случай более общего явления  – разрушения социальной иерархически организованной системы, основанной на конкуренции. Т.е. того, что обыкновенно называют классовым обществом. Это – его «генетический» и неустранимый недостаток, являющийся обратной стороной тех преимуществ, которые до последнего времени обеспечивали подобным системам мировое господство.  Впрочем, про особенности классовых обществ и причины их появления и господства в последние несколько тысяч лет человеческой истории надо говорить подробно и отдельно.

Может показаться, что эта проблема имеет только историческое значение: ну, там, падение Рима, гибель Харрапской цивилизации и т.п. Однако это не так. Дело в том, что до тех пор, пока подобные общества являются основным типом организации людей, падения и гибель их является неизбежностью. Современный человек может сколько угодно гордиться накопленными им знаниями и надеяться на то, что они помогут избежать катастрофы – но поскольку он живет в иерархической системе, то он мало отличается от жителя древнего Рима. На самом деле, для него ситуация еще хуже – поскольку, в отличие от Античности, скорость всех общественных процессов выросла во много раз, то переход общества к состоянию катастрофы теперь происходит гораздо быстрее. Причем предотвратить этот процесс не помогает даже его понимание и желание большинства его избежать.
Collapse )