July 27th, 2015

Общество, номенклатура и диалектика. Часть 1.

Вернулся и немного разобрался с делами, теперь можно и продолжить начатую тему.

А тема действительно очень интересная. Ведь речь идет не о чем ни будь, а о базовом свойстве процессов общественного развития. А именно – о том, что это самое развитие нигде и никогда не бывает завершенным. Скорее напротив – достижение одной локальной цели неизменно порождает целый спектр новых проблем, которые требуют следующего витка развития. И т.д., и т.п. Поэтому, как бы ни развивалась человеческая история, ни одно общество, ни в один момент исторической спирали, не может называться «высшим», и уж конечно, не может считаться достойным «вечного существования». Любая «вечность» означает только одно – деградацию и распад. История не дает человеку даже краткого мига отдыха, ни одной минуты, чтобы «перевести дух» и предаться неге и праздности. В таком случае наступление деградации неизбежно – и единственным итогом любого «отдыха» будет одно: придется начинать все сначала, причем очень часто с такого момента, который лежит далеко в прошлом.

Впрочем, нам сейчас нет смысла это объяснять. Вся позднесоветская и постсоветская история представляют собой почти лабораторный пример данной закономерности. Хотя нет… Наглядность позднесоветской истории существует только апостериори, после того, как данный процесс окончательно завершен. Это, так сказать, наглядность патологоанатома, наглядность вивисекции, которая возможна только тогда, когда все закончилось, и ничего уже нельзя сделать. Важность подобного понимания состоит в том, что оно позволяет лучше понять функционирование живого общественного организма, а для разрушенного, оно, понятное дело, уже ничем не способно помочь. И единственное реальное назначение данного знания состоит в том, чтобы дать возможность правильно поступить уже в новом случае в похожей ситуации (так же, как работа патологоанатома позволяет верные выводы при лечении живых людей).

Но вот тут возникает главный вопрос: а как перевести особенности разрушенного общества в особенности живого. Действительно, ведь для нас намного важнее то, чтобы выявить причину катастрофы еще тогда, когда ее возможно предотвратить, то есть на самой ранней стадии, нежели возможность объяснения случившегося уже после того, как ничего сделать уже нельзяCollapse )