August 18th, 2015

Образование и вероятность 2.

Как было сказано в прошлой части, базисное различие между образованием советским и современным состоит в том, что в СССР старались обеспечить приемлемый его уровень вне зависимости от сложившейся ситуации. И в сельской школе, и в крупном городе, и в далеком оленеводческом стойбище – везде ученик должен был получить некий минимум знаний и умений. Для оленеводов (и прочих кочевников) с этой целью создавались особые интернаты, для всех остальных же поддерживали на минимальном уровне школы «на местах». Однако при всех преимуществах этого метода, у него были и явные недостатки: а именно, «размазывание» средств по территории всей страны давало весьма скудные возможности для конкретно взятой школы. Некоторым образом это компенсировалось «шефской помощью»: крупный завод мог, к примеру, отделать школу по последнему слову техники и даже закупить часть учебного оборудования (например, кинопроекторы). Но сильно изменить общую картину это не могло…

В современном мире ситуация, конечно, иная. Тут напротив, разделение школ на «хорошие» и «плохие» проявляется в полной мере -но при этом не только в отрицательном качестве. Например, это дает возможность существовать хорошо укомплектованным и имеющим квалифицированный коллектив педагогов учебным заведениям. А главное – этот принцип позволяет производить отбор способных и знающих учеников в «хорошее» учебное заведение, создавая достаточно интеллектуальный анклав. Подобная особенность, помимо всего прочего, позволяет современной власти демонстрировать свои успехи в данной сфере (а, равным образом, иметь аргументы по поводу полезности своей деятельности). А сторонникам нынешней власти  дает  реальные примеры, позволяющие им побеждать в спорах со своими противниками. Дескать, вы плачетесь о развале образования, а наши школьники занимают места на олимпиадах и поступают в престижные вузы. (Правда, про «изнанку» подобных успехов  обыкновенно умалчивается.)

Впрочем, подобный принцип не является исключительной особенностью современной РФ. В той или иной форме он доминирует в современной системе образования по всему миру. Более того, данная идея (о разделении образования на элитарное и неэлитарное)  издавна представляла собой самую распространенную и привычную модель организации этого процесса для среднего человека. Более того - достаточно популярна и ее крайняя форма. А именно - мысль, что для «низов» образование не нужно вообще – еще лет сто назад она была доминирующей, да и сейчас имеет своих приверженцев.
Из подобного положения можно сделать вывод о том, что подобные идеи возникают не просто так, что для их возникновения имеется какая-то реальная основа. Впрочем, никакой тайны в этой основе нет. Дело в том, что традиционно способности всей массы людей всегда распределены по некоему диапазону. Они занимают определенный спектр – где «наверху» находятся гении, а «внизу» - олигофрены и прочие лица с органическими поражениями высшей нервной деятельности.

Собственно, с данным положением мало кто будет спорить: было бы странным, если люди имели одинаковое умственное развитие (по крайней мере, в рамках привычных представлений).  А значит, при любой системе обучения, неизбежно разделение обучаемых на тех, кому все дается относительно легко, и на тех, для кого усвоение знаний представляет сложную задачу. Даже тогда, когда подобная цель не ставится изначально. Как, например, в советской школе — когда при декларировании равенства возможностей все равно шло «расщепление» детей по способностям. Данная особенность системы образования сыграла свою роль в формировании антисоветского представления об изначальном неравенстве людей. В качестве объяснения механизма этой «изначальности» обычно выступала «генетика» (ее отображение в массовом сознании) - но, по сути, тут имело место возвращение к древнему мифу о исходном неравенстве Collapse )