December 30th, 2015

Итоговый пост. Часть первая.

Обычно я не пишу «итоговые посты», но в этом году изменю этому правилу. Потому, что данный год – действительно, особый. Он, по сути, закрывает целую эпоху, длившуюся более четверти века, эпозу, которую можно обозначить, как «постсоветизм», но которая началась намного раньше, нежели СССР рухнул и затронула не только постсоветское пространство, но и весь мир. Впрочем, еще точнее будет сказать, что данный процесс «закрытия» является определяющим явлением последних несколько лет (с 2013 года, как минимум), однако в этом году произошло событие, которое сделало указанный процесс хорошо заметным даже «непосвященным» людям. Имя ему – кризис. Вернее, Кризис – с большой буквы «К».

Разумеется, может показаться, что нынешний кризис не является чем-то особенно из ряда вон выходящим на фоне иных своих «собратьев». Вот относительно недавно был же «кризис 2008» года, еще за десять лет до этого «кризис 1998», так хорошо запомнившийся всем россиянам. Так чего же тут нового? Однако есть в данном кризисе одна тонкость, которая все меняет. Речь идет о том, что если не основным механизмом, запустившем данный процесс, то, по крайней мере, его важнейшим признаком выступает падение нефтяного рынка. Почему это так важно? А потому, что вплоть до этого года в мире бытовало устойчивое мнение, что все кризисные явления вызываются исключительно действиями спекулянтов. И затрагивают, в основном, кредитно-денежную сферу. К примеру, падение 2008 года иначе, как финансово-экономическим кризисом и не называли, старательно отделяя «спекулятивный сектор» и реальное производство, и объясняя падение последнего исключительно влиянием первого.
Собственно, и в этом году подобные высказывания не редкость – однако их прежняя непоколебимость уже потеряна. Слишком уж «классическим» получился данный кризис, словно списанный из советского учебника политэкономии. Рост производства нефти, вызванный высокой ее ценой, привлечение в данный рыночный сегмент огромного числа новых участников, в частности, американских «сланцевых» фирм, приведшее к классическому же развитию новых технологий – и закономерное падение всего этого. Если добавить невозможность работы в данных условиях привычных «регуляторов», вроде ОПЕК, то можно сделать вывод: здравствуй, век XIX. Ну, или начало XX – кому как нравится. При этом все созданные за последнее время теории и идеи показали свое полное несоответствие реальности. Зато истины далекого прошлого оказались удивительно точными.

Самый эпический фейл в данном случае постиг даже не идеи современных экономистов. А один из базисов «современного представления» - концепцию «ограниченности ресурсов».Collapse )