?

Log in

No account? Create an account

anlazz

В действительности всё не так, как на самом деле

Еще раз о Стругацких и Ефремове.
anlazz
Поскольку в позапрошлой теме (о «шаловливых мальчиках») я упомянул «человека играющего», homo ludens, то, следовательно, без упоминания братьев Стругацких не обойтись. Ведь именно они, по крайней мере, на постсоветском пространстве, и ввели подобный термин (взяв его у Йо́хан Хёйзинги). «Человеком играющим» или «люденом», согласно их концепции, становится землянин после активации некоей «третьей импульсной системы» психики. В результате чего он обретает невиданные сверхспособности, настолько сильные, что не может считаться больше человеком. Более того, 90% люденов просто перестают интересоваться человечеством, как таковым – и переходят на более «высокие уровни» деятельности (на какие – братья, впрочем, не указывают).

Стругацкие «выводят на сцену» люденов в романе «Волны гасят ветер», написанном в 1985 году. Этот роман выступает завершающем в цикле «мира Полудня» - самого известного из «миров», созданных братьями, и, по сути, самого известного из образов будущего для советских людей. После «Волн» писатели уже не обращаются к «коммунистическому грядущему», рассматривая намного более близкие и страшные перспективы. Да и само по себе это произведение выглядит «реквиемом по Полудню», завершая практически четвертьвековую трансформацию фантастов из сторонников коммунистической и гуманистической идеи в крайних пессимистов, лишенных веры не просто в коммунизм, но в человека, как такового, в его способность к решению сложных проблем. Поздние произведения братьев – начиная с «Отягощенных злом», представляют собой практически открытые вопросы без ответов, не дающие людям никакой перспективы в будущем…

Впрочем, если даже не рассматривать этот «черный» период творчества братьев, то все равно, постепенное «смещение» их творчества от безудержного оптимизма 1950 годов к пессимизму 1980 все равно хорошо заметно. Это движение связано с переоценкой Стругацкими возможности перехода от существующего положения к миру, хоть как-то связанному с созданным ими идеалом («Полуднем»). И, во многом, подобное положение можно связать с пониманием сложности и неоднозначности указанном выше идеала «играющего человека». Ведь на самом деле, homo ludens появились в творчестве братьев намного раньше, нежели это было «официально продекларировано». Еще задолго до пресловутых «люденов» подобный «типаж» был выведен авторами в одной из лучших своих книг – «Понедельник начинается в субботу». Нет, разумеется, в то время Стругацкие рассматривали своих «магов», как определённую гиперболу, «технический прием», лишь позволяющий лучшим образом решить поставленную задачу, но на самом деле, это была попытка отобразить вполне реально существующие вещи.

А именно – людей, существующих в особой, «игровой» реальности, свойства которой существенно отличаются от окружающего мираRead more...Collapse )