July 14th, 2016

Информационная контрреволюция. Часть вторая.

Распад СССР ударил по информационному обмену на своей территории самым непосредственным образом. Это очевидно, если учесть сам распад единого политического, экономического и языкового пространства. Однако только «физическим» разрывом единого информационного поля дело не ограничилось. Практически с самого «начала конца», (а точнее, чуть раньше), наступила резкая деградация значительной части населения некогда великой страны. Собственно, это коснулось практически всей страны, но для некоторых регионов данное падение оказалось поистине катастрофичным. Сейчас уже тяжело поверить, скажем, в то, что еще недавно республики Средней Азии были полностью включены в культурную и научную жизнь Советского Союза. Высказывание «узбекские ученые» или «таджикские инженеры» сейчас вызывает недоумение, и единственная ассоциация, которая приходит на ум – пресловутые «британские ученые». Т.е. нечто по умолчанию бессмысленное и комичное.

Нет, конечно, понятно, что некоторое число научных работников в республиках есть, но их роль все больше сводится исключительно к вопросу государственного престижа. То, что еще тридцать лет назад тут шли настоящие работы мирового уровня, кажется невероятным – как невероятным кажется, например, что еще недавно в Ташкенте могли строить широкофюзеляжные самолеты ИЛ-76! Подумать только – даже современный Китай, со всей своей экономикой этого не может, а Узбекская ССР могла. Collapse )

</p>