?

Log in

No account? Create an account

anlazz

В действительности всё не так, как на самом деле

Революция и авторитаризм. К одной дискуссии современности.
anlazz
Товарищ  Долоев недавно выпустил новую повесть – «Цветы прорастают сквозь кости». Произведение очень интересное, хотя и местами спорное – но речь тут пойдет не об этом. А о том, что это произведение вызвало появление отзывов на себя, в том числе и другого хорошего фантаста-коммуниста - Яны Завацкой - написавшей соответствующую рецензию. В этой рецензии Яна, отмечая несомненные художественные достоинства повести, указала, однако, на определенные идеологически проблемы созданного  «мира». Не всего сеттинга, впрочем, а именно описанного в указанном произведении «куска реальности». Впрочем, интересно даже не это, а то, что данная рецензия вызвала дискуссию - в ответ на нее сам автор повести вскоре выпустил свою «контррецензию» , посвященную «разбору разбора», сделанного Завацкой.

Как уже можно понять, главным вопросом во всем этом была вовсе не литература. Если бы дело касалось только качества указанной повести, то данный вопрос не стоил бы и выеденного яйца. (Сам Долоев, как и большинство коммунистических писателей, достаточно спокойно относится к литературной критике - для данной области это жесткая необходимость. Это либеральные стишки соберут кучу лайков и восторженных откликов - а вот коммунистические произведения ведут почти только к «наездам». Что поделаешь - либералы в литературе господствуют более трех десятилетий.) Но и указанная рецензия, и «контррецензия» касались другого - а именно, вопросов, которые можно назвать «политическими». А точнее - одного вопроса, который можно назвать «вопросом об авторитаризме». Долоев, как можно понять, относится к нему крайне жестко. Можно даже сказать, что именно авторитаризм для него выступает олицетворением всех отрицательных черт капиталистического общества. Его оппонентка настроена гораздо менее радикально - не в том смысле, что она оправдывает авторитаризм, конечно, но в том, что не определяет его, как разновидность «мирового зла». Именно этот момент и стал ключевым в указанном споре.

Конечно, следует понять, что художественное произведение – это не учебник обществоведения, и оно не обязано давать полное описание всех проблем, существующих в социуме. Более того, очень часто как раз указанный акцент на определенной проблеме, при игнорировании всех остальных, является плюсом произведения – в том числе, и в смысле агитации и пропаганды коммунистических идей. В конце концов, появлению «настоящих» большевиков во многом способствовало существование совершенно немарксистской литературы, вроде пресловутого «Что делать» или вообще «Овода». Чем же романтически-революционные произведения Долоева хуже, если они так же побуждают людей поверить в идеалы революции?

Однако поднятый вопрос в реальности оказался столь болезненным потому, что, по сути, он отсылает нас к давней проблеме российских (и шире - постсоветских) левых, во многом и определяющей их теперешнее (жалкое) положение. А именно - к дискуссии между двумя большими группами, которые можно назвать «сталинистами» и «троцкистами». Причем, что очень важно, левых коммунистической направленности - число которых в период господства антисоветизма крайне невелико. И поэтому любой раскол в их рядах отнюдь не придает данному направлению силы. И конечно, стоит подчеркнуть, что указанные группы не имеют ничего общего с историческими сталинистами и троцкистами (отчего их названия и даются в кавычках), а выступают результатом, опять-таки, исключительно постсоветской эволюции данного политического направления. Правда, в постсоветское время оформилось и альтернативное течение сталинистов, которые ни к коммунизму, ни даже к левым не имеют никакого отношения, а являются, в лучшем случае, представителями т.н. «популистских сил» - вроде общеизвестной «Сути Времени». (А в худшем - однозначными консерваторами, видящими в Иосифе Виссарионовиче не коммуниста, а мифического «русского царя».) Но их мы рассматривать не будем - это явная постсоветская патология, требующая отдельного разговора.

Нам более интересны «настоящие» «сталинисты», видящие в  политике Сталина вариант социалистического пути. Так вот, в этом смыслеи  «сталинисты» и «троцкисты» выступают как группы, очень близкие друг  другуRead more...Collapse )