January 2nd, 2017

Конец «времени белого человека». Окончание.

В 1972 году президент США Ричард Никсон с официальным визитом посетил Китайскую Народную Республику. Это был первый в истории приезд главы западного государства в Поднебесную Империю – до «Опиумных войн» китайцы не желали видеть «варваров» иначе, как в форме униженных данников, а после – указанное государство стало никому не интересно. Действительно, это даже не колония – в которой, как в Индии, живут пусть второсортные, но подданные. А просто нещадно обдираемая (через торговлю опиумом, которая, как и любая продажа наркотиков, не совсем торговля) территория, судьба которой может волновать только в плане дальнейшего ограбления. Ну, и еще – недопущения к данному процессу «конкурирующих фирм», которых в реальности было немало. Можно вспомнить, к примеру, то, что произошло после подавления «боксерского восстания», когда оказалось немало желающих – от Германии до Японии – полакомиться «мясом убитого дракона».

Впрочем, в конечном итоге, логистика оказалась сильнее всего – и главным претендентом на «бывшую» Срединную Империю оказалась недавно прошедшая модернизацию «Страна Восходящего Солнца». Но и у нее ничего хорошего не вышло. Нет, конечно, оккупировать Китай она оккупировала – да так, что до сих пор японцы выступают для китайцев главными врагами. (Одна «Нанкинская резня» чего стоит.) Однако всего через десять лет после этого (примерно) случились события, полностью опрокинувшие всю предыдущую реальность. А именно – Россия (да, опять), будучи Советским Союзом, с треском разгромила величайшую военную машину в истории человечества, показав Западу, что она теперь может не просто вмешиваться в европейскую политику, но и определять ее. Собственно, после этого разгром японских оккупантов был предопределен – данная страна оставалась один-на-один со всей антигитлеровской коалицией, и шансов выдержать этот удар у Японии не было. (Впрочем, если честно, то даже для нее шанс победить даже одни Соединенные Штаты при условии, что последние ведут войну «на один фронт» равнялись нулю.) 

В общем, как бы то ни было, но Китай был освобожден, причем освобожден реально. Вместо очередной «смены хозяина», как это обычно бывает при империалистических войнах, он получил «настоящую» свободу. Дело в том, что СССР, как государство социалистическое, вовсе не горел желанием приобрести очередной рынок сбыта своих товаров – а напротив, рассчитывал обрести «друга» и «партнера». (Как это не странно звучит в межгосударственных отношениях.) Это сейчас песня «русский с китайцем братья на век» звучит, как издевательство – мы сейчас «умные», начитавшиеся модных книг по «цивилизационному подходу», который в реальности есть лишь «смягченная» форма старого доброго расизма. А значит, поверить в то, что «тысячелетняя цивилизация», да еще и не «имеющая комплиметарности» к России, может оказаться близкой, разумеется, не можем. Тогда же советские люди без учета всяких «цивилизационных идей» приступили к строительству в Китае социалистического государства. Не колонии, тесно завязанной на метрополию и служащей лишь удовлетворению ее нужд, а полноценной социально-экономической системы.

* * *

В исторической перспективе это может показаться очень рискованным и непродуманным шагом – если учесть то, что случилось позднее. Но по другому советский человек действовать не мог – он, в силу своих особенностей, не мог быть колонизатором. И вместо «уничтожения» социосистем, «переваривания» их, он выступал творцом оных. Collapse )