February 8th, 2017

Страсти по покою...

Пока изложу кратко. Прочитал крыловскую рецензию   рецензию на чудиновских "Победителей", и понял одно. А именно – что это отличная иллюстрация к тому, почему «наше» положение является столь жалким. Причем, именно рецензия - а не сам роман.
 
«Наше положение» - это положение постсоветского мира, всех тех государств, что образовались на обломках великой страны, и пытаются как-то существовать в данном состоянии. Причем, существовать не сказать, чтобы удачно – начиная с Прибалтики, которая превратилась из «витрины СССР» в «задворки Европы», с уничтожением промышленности и сельского хозяйства, а так же депопуляцией и выездом почти всего трудоспособного населения на заработки вовне. И заканчивая Средней Азией, где утвердились то ли привычные азиатские тирании, то ли не менее привычные компрадорские полуколонии более «цивилизованных» стран. Ну, иа вишенкой на этом торте, разумеется, выступает современная Украина...

Причина же подобного состояния прекрасно читается из указанной рецензии. А именно, она, во многом, связана с тем, что позднесоветский человек – а Крылов есть почти идеальный вариант позднесоветского человека – имеет огромную страсть к  покою. Именно покой – как некое вечное, сладкое неделание, "неизменение мира" – является для данного типа людей желанным, но недостижимым Эльдорадо. Неким вечным потерянным Раем, к которому следует стремиться. Этакая «недонирвана», в которой «ощущающая личность» сохраняется, но «деятельная ее» основа исчезает.

 Собственно, на данной модели бытия основываются почти все концепции, господствующие в постсоветском мире и по сей день. Начиная с идеи «сбережения нации» г-на Солженицына, и заканчивая либеральным желанием продаться какому-нибудь сильному господину. Последнее, кстати, поддерживается не только "официальными представителями" данного политического течения. Судя по популярности известной мантры «Войти в Европу», приверженность данной идее демонстрируют почти все политические силы постсоветского мира. Даже пресловутый ВВП, который лишь недвано перестал рассуждать о «Европе от Атлантики до Урала».( Да и то, лишь после того, как его, в очередной раз, «прокатили» на указанном направлении.) Collapse )