February 15th, 2017

Не мир, но брэнд? Или об одном заблуждении современности...

Наверное, одним из самых «сильных» понятий, принесенных концепцией постиндустриализма в нашу жизнь, является брэнд. Можно даже сказать, что именно оно воспринимается в настоящее время, как основа того, что принято именовать «бизнесом» - т.е., как основа процесса создания прибавочной стоимости. По крайней мере, в подавляющем числе всевозможных «бизнес-руководств», тренингов и т.п. – вплоть до художественных произведений, посвященный указанной теме – именно создание брэнда полагается главной составляющей успеха. Что, разумеется, накладывает определенный отпечаток на наше мышление: например, значение производственных процессов в указанной схеме очень сильно падает, а значение т.н. «креативных действий» неимоверно возрастает. (А еще больше возрастает значение «креативных профессий», которых возводят до роли главных «созидателей» прибавочного продукта.) И разумеется, мало кто задумывается: а было ли так всегда?

Хотя некоторые, наверное, догадываются, что данное состояние не вечно. Поскольку из той же классической литературы видно, что купцы и даже фабриканты были еще в позапрошлом веке, а вот разнообразных «креативных» деятелей тогда еще «не изобрели». Хотя брэнды в это время уже существовали. Вообще, «брэнд» - это довольно почтенное понятие (само название которого происходит от знака, которым помечали скот) – и возникло оно давно. По крайней мере, в XIX веке брэнды уже были. Но между современным понятием «брэнд» и брэндами прошлого существовала некоторая разница. А именно – этим словом тогда называли то, что сейчас именуется «торговая марка», «товарный знак» - т.е., некое указание на того или иного производителя. Ведь очевидно же, что фабрика или завод, выпускающая что-то, должна как-то называться. (Можно, конечно, предложить альтернативу – как в советской оборонной промышленности вводит «номерное» именование, но это для обывателя не очень привычно. Да, и требует наличия определенной «надзаводской» структуры, что так же в течении долгого времени было невозможно.) Ну, и соответственно, должна как-то называться и выпускаемая продукция.

А значит – использование «естественных названий» - вроде «Путиловского завода» или «коньяков Шустова» было разумным и необходимым. Кстати, подобное «брэндирование» в то время могло относиться не только к отдельным фирмам, но и к целым географическим областям. К примеру, тот же «брэнд» «Золингеновские бритвы» означал бритвы из города Золингена, славящегося своей сталью. Этот факт для покупателя был важнее названия конкретного производителя. А в пищевой промышленности подобные «географические наименования» зачастую вообще являлись нормой. К примеру, все знают «эмментальские сыры» или «бургундские вина», не особо даже задумываясь: а какое конкретно «шато» это самое вино произвело. Однако подобное положения было возможным только в определенных условиях, когда жесткие традиции не позволяли производителям массово «портить продукт». К сожалению, по мере развития капиталистических отношений, подобные традиции начинали неминуемо разрушаться – и очень часто вместо качественного вина покупатель мог получить «адский коктейль» из спирта, виноградного сока и какой-нибудь гадости «для усиления вкуса». 

Поэтому, в общем-то, единственной гарантией качества покупки служила добросовестность продавца – а, если честно, то вообще, возможность последнего получить в морду от обманутого покупателя. Так как только это могло перевесить главный аргумент рыночной экономики – стремление к максимальной прибыли. Впрочем, по мере развития производства ситуация начала меняться. А именно – переход от полукустарных работ к четко спланированному, инженерно рассчитанному конвейеру, позволил получать практически гарантированное качество при достаточно низкой цене одного экземпляра продукции. Удивительно – но именно это позволило позволило почти полностью вытеснить «поддельщиков», поскольку при  массовом производстве выпуск качественного товара оказывался дешевле, нежели изготовление «гнилого товара» у кустарей. Так что индустриализация отправила в прошлое пресловутые сапоги с картонными подошвами, рубашки, сшитые гнилыми нитками и сметану, загущенную мелом «для весу» – т.е., все то, что еще недавно занимало значительную часть «продукции массового спроса».Collapse )