February 21st, 2017

Еще раз об успехе и неуспехе.

Или опять некоторое отступление от выбранной темы…

В прошлой части мы выяснили, что основанием для отказа от выигрышных стратегий послужил высокий уровень их риска, в свою очередь, требующий применения высокого уровня прогнозирования. И что именно этот фактор оказался решающим – поскольку работа с подобными «высокоуровневыми» моделями требовала совершенно иного восприятия мира, нежели то, что, обыкновенно используется в жизни. На самом деле, «первые звоночки» подобного начались еще в период расцвета страны – когда, например, был отменен знаменитый «Сталинский план преобразования природы». Обыкновенно эту отмену целиком «вешают» на Никиту Сергеевича Хрущева: дескать, новый «вождь», по каким-то личным причинам (в качестве которых чаще всего называют «глупость») невзлюбил данный проект. И закрыл его, несмотря на то, что работы в данном направлении велись очень серьезные. Однако данное представление, основанное на признании идеи волюнтаризма, разумеется, вряд ли может быть призвано верным. Тем более, что дураком Хрущев не был – и, в целом, базовые направления, начатые своим предшественником, сохранил.

Впрочем, существуют и иные попытки объяснить прекращение плана. Дескать, он был несовершенен, да и вообще, невозможен, а огромные вложенные в него средства оказались выброшенными на ветер. Разумеется, и в этом случае так же обращаются к идее волюнтаризма – только вместо Хрущева на роль «самодура» выдвигают Сталина. Дескать, захотел «кровавый тиран» увековечить себя в роли властелина мира - и начал подобное нелепое и ненужное строительство. (Собственно, подобный взгляд на любые землеустроительные проекты вообще недавно был господствующим.) Но подобная мысль так же не имеет ничего общего с реальностьюCollapse )