March 1st, 2017

Об эстетике и технологии. Часть третья.

Во второй части было показано, что главным достижением советской архитектуры был выход ее за, собственно, архитектурные пределы. Т.е., превращение данной области человеческой деятельности из способа создания отдельных – пускай даже и весьма значительных – зданий, в отрасль проектирования самого образа жизни людей. Где здания составляют, конечно, значительную часть этой самой жизни, но только ими дело не ограничивается. Это свойство советская архитектура сохранила до самого конца. Поэтому на данном примере мы можем очень хорошо увидеть, как «чистая идея» - какой бы странной и необычной она не была на первый взгляд – может изменить мир. Впрочем, понятно, что это относится не только, и не столько к архитектуре, как таковой.

Однако вместе с этим развитие советского градостроительства показало, что указанная «чистая идея» - насколько прогрессивной она бы не была - может «обрести плоть» только через серию «последовательных трансформаций». Только так, постепенно переходя из одного «предварительного состояния» в другое, она может достигнуть своей цели. Собственно, так же развивалась и сама Революция 1917 года – когда вместо одномоментного прорыва в будущее (как это думалось вначале) – человечество вынуждено было пройти через довольно длительный процесс социализации и гуманизации. Причем, с очевидной опасностью на любом из этапов «упасть обратно» - что могло, например, случиться в 1941 году. (Но в реальности произошло в 1991.) Уже отсюда становится понятным, что большая часть господствующих представлений о социодинамике не имеет ни малейшего отношения к реальности. Поскольку вместо «волюнтаристской» политики лидеров, их гениальных решений и подлых предательств, мы получаем крайне неочевидную картину развития сложных систем.

* * *

И как раз этот самый момент превращает кажущиеся частными «архитектурные» (и неархитектурные) вопросы в «ключи», раскрывающие особенности фундаментальных изменений обществаCollapse )