March 12th, 2017

О социальной стороне «Silent Universe».

Или еще раз о парадоксе Ферми, который, на самом деле, совсем не парадокс. А, точнее, парадокс - но лишь с точки зрения обыденного мышления. Подобное утверждение может, конечно, показаться странным. Тем более, если знать, что сам Энрико Ферми был гениальным физиком, да и множество его последователей так же не страдали слабоумием. Однако, как не странно это звучит, даже гениальные физики в большинстве своем оказываются слабо способными к выходу за рамки господствующего общественного сознания – что, разумеется, проявляется не только по данному поводу. (Есть еще более показательный пример А. Д. Сахарова.) Но начнем рассказывать по порядку.

Итак, парадокс Ферми, сформулированный физиком в середине 1950 годов, состоит в отсутствии видимых следов развития внеземных цивилизаций. Которые, за миллиарды лет существования Вселенной вообще, и нашей галактики в частности, должны были буквально заполонить весь окружающий мир. В реальности же мы подобного не наблюдаем – Космос остается нем и заполнен только «естественными» явлениями природы. Кстати, странность подобной ситуации была отмечена еще в первой половине XX века - когда, получив в свои руки возможность беспроводной связи на огромные расстояния, человек решил, что с данного момента он имеет возможность разговаривать с иными планетами. Эксперименты с межпланетными радиопередачами начались еще в 1920 годы – когда были предприняты попытки связаться с Марсом. Особую популярность подобная идея приобрела во время т.н. «Великого противостояния» 1924 года. Впрочем, еще до этого, в самом начале XX столетия, известный изобретатель Никола Тесла утверждал, что принимает сообщения с Красной Планеты. Впрочем, что в реальности он слышал – сложно сказать. Поскольку изучение радиодиапазона в это время только-только начиналось, и масса природных сигналов «периодического толка» еще не была изучена.

Но вот в 1920 годах стало понятно, что никаких радиосигналов с нашего ближайшего соседа получить не удается. Мощные передатчики и чувствительные приемники оказались бесполезными – в отличие от проведенных в это же время астрономических исследований, из которых стало понятно, что Марс, судя по всему, планета сухая и холодная. И хотя писатели-фантасты еще в течение нескольких десятилетий населяли Красную Планету разнообразной флорой и фауной, ученые чем дальше, тем более скептически начали относиться к возможности существования «марсиан». Впрочем, то же самое можно сказать и про остальные планеты Солнечной Системы. Если в начале XX столетия большая часть из них казалась неким аналогом Земли (неизбежно имеющими своих обитателей), то к середине века подобные иллюзии начали рушиться одна за одной. Ближайшие «миры» оказывались холодными и безлюдными (за исключением Венеры, которая оказалась горячей и безлюдной). А значит, никаких «братьев по разуму» быть там не могло по определению.

Тогда «надежда на встречу» была перенесена на более далекое окружение. На звезды.Collapse )