April 13th, 2017

Невеселое про Космос...

Я в этот раз решил не писать «День Космонавтики» и прочие связанные темы. Поскольку сказано про этот вопрос было немало – в том числе, и в этом журнале. А писать «дежурные» поздравления с дежурными же открытками откровенно не хочется. Но полностью оставить тему так и не удалось. Поскольку именно в указанный день известный популяризатор Виталий Егоров (Зеленый кот) написал статью о проблемах в Роскосмосе. Что говорить – вопрос актуальный, поскольку ситуация вокруг данной структуры давно уже стала критической. (Одно перемещение России на с первого на третье место по числу запусков чего стоит.) А уж недавний инцидент с двигателями для «Протонов» кажется вообще запредельным случаем.

Однако, если с критикой текущего положения в данной статье спорить очень трудно – разве что, какому-то Фритцморгену это под силу – то о сделанных из указанной критики выводах этого сказать нельзя. Что стоит, например, сделанное в статье заявление о том, что пресловутый Роскосмос смог потерять свое «первородство», находясь в весьма благоприятных условиях. Нет, к вопросу о том, что все потеряли (надо бы сказать грубее, но не буду), претензий нет – наверное, любой нормальный человек –то есть, не Фритцморген - согласится с этим. Но вот говорить о благоприятных условиях… Ну, посудите сами, как в указанной статье показана ситуация:
«Роскосмос» получил в наследство колоссальный промышленный комплекс, реализовавший два одновременно сложных и масштабных проекта: орбитальную станцию «Мир» и авиакосмическую систему «Буран-Энергия». Это была вторая по масштабам космическая отрасль мира на пике своего развития. Работать в нормальном режиме и развиваться она могла только в условиях сохранения масштаба деятельности, что в 1990-е было нереально. В результате что-то безвозвратно деградировало, что-то пытается выживать, как может, что-то оказалось законсервировано, но все-таки многое сохранилось и боролось за заказы в 2000-е.»
Тут просто не знаешь, что сказать. Вторая по масштабам отрасль мира! Два проекта – «Буран» и «Мир»! Все это, конечно, верно – но вот только между «Бураном» и «Миром» - и современным Роскосмосом лежит не что-нибудь, а пресловутые 1990 годы. Годы, за которые потери в производстве, понесенные нашей страной, превзошли таковые за период Великой Отечественной войны. И не следует думать, что космическая отрасль сумела избежать подобной беды. Скорее наоборот – тот же самый «Буран» оказался не просто физически потерян. Нет, его, вместе с множеством других подобных программ целенаправленно уничтожили – как все, что было неспособно приносить прибыль. Тем более, что  любой проект подобного рода включает в себя множество предприятий, разбросанных по всей стране. А тут и страну-то уничтожили – раздробив на десятки «кусков», и заводы закрывали один за одним из-за «нерентабельности».

* * *

А  то, что еще работало, вынуждено было приспосабливаться к тяжелейшим условиям существования, по сравнению с которыми, например, существование в той же Северной Корее, может показаться раем. Да, как это не смешно звучит – поскольку в КНДР, скорее всего, инженерам не приходилось печатать на старых бумагах с другой стороны через копирку - поскольку выбить у начальства пачку листов А4 и ленту для принтера было невозможно! И лампочки в коридорах ракетных предприятий в КНДР так же, скорее всего, все горели – а не одна через пять, как у нас. Collapse )