July 31st, 2017

Мир отчужденных вещей

Удивительно, насколько одинаковы сейчас тенденции, происходящие в самых различных областях. Идет ли речь о вещах «конкретных», таковых, как продукты питания, одежда или бытовая техника, или о явлениях более «общих», к примеру, об образовании или здравоохранении – везде можно отметить одно. А именно – то, что чем дальше, тем менее пригодными они становятся для… исполнения тех функций, ради которых и создавались.

В том смысле, что продукты питания превращаются в какую-то странную субстанцию, с сомнительной пищевой ценностью, и вкусом, определяемым исключительно химическими добавками. Причем, это не только тенденция не только для РФ, где засилье суррогатов принято объяснять общей бедностью. Нет – подобное превращение охватывает весь мир, включая США со всем его богатством. Да, пока еще существуют отдельные «островки нормальной еды» - к примеру, в Европе – но чем дальше, тем меньше их остается. Тем более, что в условиях надвигающегося кризиса все сложнее становится удерживать существования «местного» сельского хозяйства – то есть, хозяйства, не включенного в мировое разделение труда и работающего лишь на местный рынок. А ведь именно это и выступало источником качественных продуктов.

То же самое можно сказать и про одежду. Которая, во-первых, становится все менее прочной – давно уже миновали те времена, когда джинсы можно было носить даже не годами, а десятилетиями. И сейчас найти вещь, пригодную к носке хотя бы на протяжении нескольких сезонов, очень и очень проблематично. Но самое интересное в указанной тенденции даже не это. А то, что все более превращающиеся в одноразовые вещи вдобавок ко всему еще приобретают все более странный и малофункциональный вид. В том смысле, что чем дальше, тем меньше они выполняют свою главную функцию, ради которой одежду изготавливали в течение тысячелетий – защиту от воздействий внешней среды. И одновременно – все более превращаются в нагромождение нелепостей, далеких от любого соприкосновения с эстетикой. Та же «высокая мода» давно уже стала каким-то собранием даже не фричества, а откровенного торжества безобразного. В том смысле, что ничего, кроме безобразного и нелепого, там давно нет. Впрочем, это не было бы проблемой, если бы тенденции «оттуда» не переносились в нормальный мир. Но нет – этот процесс идет, и идет довольно активно… (Скажем, та же «рваная одежда» или шаровары фасона «обосрался и пошел» широко наблюдаются в повседневной жизни.)

* * *

Но если с вопросом «порчи» продуктов, одежды или иных товаров – начиная с предметов обихода и заканчивая автомобилями – еще можно как-то смириться, то вот «порча» системных, структурно-важных вещем, таких, как образование или здравоохранение вызывает серьезную тревогу. Collapse )