?

Log in

No account? Create an account

anlazz

В действительности всё не так, как на самом деле

К пониманию сути Нобелевской премии
anlazz
Которая, конечно, для большинства давно понятна - но все еще считается чем-то "положительным". Ну, и если честно - жалко, что не дали Алоизычу. "Меченый" бы оказался в хорошей компании...
Оригинал взят у mysea в Алоизыч как голубь мира.


“Сразу после Мюнхенской конференции 1938 г. Гертруда Стайн, изумительная хозяйка и одержимый бумагомаратель, обратилась ко множеству интеллектуалов… и они подписали обращение к Нобелевскому комитету с предложением присудить Гитлеру Нобелевскую премию Мира. Комитет вежливо, но твердо отклонил это предложение, аргументируя это, в частности, отношением нацистского режима к евреям. Если Вы меня спросите, откуда мне это известно — я был членом этого комитета."

Густав Хендриксен, профессор библеистики в шведском Университете Уппсалы, 1995 г.

Справедливости ради надо сказать, что на Нобелевскую премию мира 1939 года Гитлера номинирована далеко не одна Гертруда Стайн, дружившая с деятелями прогитлеровского правительства Петэна (которые ее и спасли от смерти) и искренне симпатизировавшая Гитлеру , но и множество других людей, например, Эрик Брандт, член шведского парламента:


Еще раз о проигрыше СССР в Холодной войне
anlazz
В прошлом посте, посвященном Сергею Переслегину и его концепциям, я немного коснулся вопроса о том, можно ли считать гибель СССР следствием его поражения в Холодной войне. Подобная тема на самом деле поднималась в этом блоге года четыре назад – а на иных ресурсах и гораздо раньше. Но, тем не менее, стоит обратиться к нему еще раз – поскольку, как уже было сказано, это представление остается популярным и сегодня. Понять, откуда взялась подобная идея, в общем-то, несложно. Во-первых, она напрямую вытекала из попытки логически осмыслить произошедшее, выйдя за пределы привычных либеральных мантр. (О «неэффективности совка») В самом деле, ведь известно, что между СССР и США до самого конца шла «Холодная война», и так же известно то, что это действо закончилось распадом Советского Союза. Поэтому логически неопровержимым кажется то, что последний процесс является следствием именно первого.

А, во-вторых, это избежать прямого обвинения «советской модели» в нежизнеспособности, уже к середине 1990 годов окончательно дискредитировавшего себя. В самом деле, тогда пресловутый «низкий экономический рост» СССР второй половины 1980 годов в 2-3% - который и ставили в вину «совку» - выглядел недостижимой вершиной по сравнению с окружающей реальностью, где этот показатель стабильно находился в отрицательной области. (О подъеме стало возможным говорить лишь в конце десятилетия – да и то на фоне катастрофического падения 1998 года.) Да и в политическом плане раздираемые межклановыми войнами постсоветские страны выглядели намного хуже, нежели СССР. Но, тем не менее, они существовали – а Советского Союза не было.

И, наконец, концепция «военного поражения» позволяла хоть как-то поднять самооценку патриотов, на тот момент находившуюся ниже плинтуса. В самом деле: проиграть величайшей державе мира – а США даже для российских патриотов того времени была именно величайшей державой мира – не так обидно, нежели тем силам, которые реально выступали бенефициарами 1990 годов. То есть, мелким и крупным жуликам, «переродившимся» номенклатурщиками, а порой – и обычным ворам. В общем, однозначной швали, худшей из худших, которая даже не пыталась маскироваться под «приличных людей». Именно поэтому каждый уважающий себя патриот в то время просто обязан был считать, что за спинами этих «деятелей» находятся «реальные хозяева». Хитрые, расчетливые, умные, умелые – да еще и имеющие интересы, отличные от типичных «новорусских» желаний. (Типа: покрасивше одеться и повкуснее пожрать.)

Именно поэтому идея «поражения» широко распространилась среди тех, кто хоть как-то считал себя патриотом. А уж для тех, кто питал хоть какие-то добрые чувства к ушедшей стране, она стала нормой. Похожее положение сохраняется и теперь – хотя факторы, столь значимые в 1990 годы, несколько ослабли. (Скажем, США чем дальше, тем меньше выглядит «супердержавой». А уж сравнение интеллектуальных особенностей «наших» и «их» элитариев давно уже не показывает преимущество первых.) Тем не менее, в связи с высокой инерционность общественного сознания, указанное представление все еще остается господствующим. Более того, в связи с очевидной самодискредитацией «либерального дискурса» (и соответствующим падением популярности либеральных идей о «гнилом совке»), данная концепция становится чуть ли не единственным логичным объяснением случившегося.Read more...Collapse )