September 25th, 2017

Еще об "упрощении вещей"

В прошлой части было показано фундаментальное отличие современного мира от того, каким он был еще лет сто назад. А именно – исчезновение прислуги и последующее после этого изменение быта. Подобный момент кстати, очень интересен на фоне известного утверждения о росте «сферы услуг» после Второй Мировой войны, поскольку в реальности можно говорить чуть ли не об обратном. (Слуги в довоенное, а особенно – в дореволюционное время – составляли значительную часть низших классов. Особенно если рассматривать их число по отношению к количеству хозяев.) Впрочем, подобным вопросом отдельно – особенно, в том плане, что стоит разделять время до падения СССР – и после него, тут же стоит обратить внимание на нечто иное. (Ради чего, собственно, данная тема и была поднята.) А именно, на то, что случившаяся перемена прекрасно показывает, насколько сильно человек может изменить свою общественную и личную жизнь, при этом абсолютно не осознавая это.

Поскольку мир с прислугой и мир без прислуги отличаются кардинально – причем, в самых, казалось бы, простых и близких каждому вещах. Например, в организации быта – в том, как и что человек ест, во что одевается, где проживает и т.д. Более того, рассматривая указанную проблему, можно прекрасно увидеть, в каком направлении происходят данные изменения. А именно – то, что исчезновение слуг привело к значительному упрощению и деритуализации жизни. Причем, случилось подобное только в СССР – где сознательно строилось «общество без слуг» - но и в других развитых странах, где под советским воздействием «всего лишь» поднялась средняя зарплата трудящихся. Но этого оказалось достаточным для того, чтобы столетиями господствовавшие обычаи и правила оказались отброшенными. На самом деле, конечно, не стоит сводит все изменения мира, случившиеся после 1917 года, исключительно к отказу от прислуги. Они, разумеется, были намного шире – но смысл имели примерно одинаковый: прагматизация человеческой жизни, замена «вековых традиций» на разумную организацию.

Впрочем, подобная тенденция прослеживается еще со времен Великой Французской Революции, когда «буржуазная скромность» пыталась противопоставляться аристократической расточительности. Но до середины XX века указанный процесс протекал не только достаточно медленно, но и порой меняя свой знак – поскольку буржуа, забрав власть у аристократии, довольно быстро перенимали и ее привычки. Этому не помешала пресловутая «протестантская этика», которую до сих пор считают главным ограничением против «мотовства», а равно – и иные попытки религиозных и прочих проповедей «честного образа жизни». А вот экономическое изменение мира, произошедшее под действием увеличения прав рабочих, довольно быстро заставило представителей «обеспеченных слоев» сменить свое отношение к жизни. (Разумеется, самая верхушка продолжила существовать по старому, с аристократической роскошью и аристократическим распорядком. Но даже ей пришлось смириться с «демократизацией» множества сторон жизни – начиная от моды и заканчивая правилами ведения деловых контактов.)

* * *

И это при том, что никто физически никто никого не заставлял и не принуждал! Collapse )