October 7th, 2017

Спутник и «вышиванка». Часть вторая

В прошлой части, посвященной запуску первого спутника, было показано, что данное событие стало уникальным не только потому, что открыло человечеству космическую эру. Но еще и потому, что оно стало первым за последние два-три столетия моментом, когда господство «условного Запад» в научно-технической сфере было существенно поколеблено. Впрочем, нет – тут речь стоит вести даже не о научно-техническом первородстве, а о явлении более высокого порядка. О том, что принято именовать «цивилизационным лидерством». То есть – в октябре 1957 года именно Советский Союз определил, куда и как следует идти нашей цивилизации. (Разумеется, одни спутником тут дело не ограничилось – скорее наоборот, он только являлся завершением огромной социально-технологической пирамиды. Но сути это не меняет.)

Самым же интересным в данном моменте было то, что указанное изменение коснулось не только «внешних», политических слоев западной жизни. Как раз подобное было не впервой: скажем, за 13 лет до Спутника наша страна уже участвовала в установлении мирового порядка. (В результате Тегеранской и Ялтинской Конференций.) Да что там Ялта – к примеру, еще Российская Империя в течение XIX века несколько раз выступала главным актором европейской политической системы! Однако говорить, что путь развития Европы при этом находился в руках русских царей, разумеется, нельзя, поскольку глобальное развитие событий в любом случай определяется развитием производительных сил. А они у Российской Империи были не на самом высоком уровне. В результате все русские победы в тех же наполеоновских войнах вели к… усилению британской гегемонии. И не надо тут вспоминать чушь про «криптоколонию» - все гораздо проще: преимущества получила та держава, которая имела научно-техническое превосходство. (В результате чего уже через два десятилетия от влияния России не осталось ничего, а еще через два – началась Крымская война, в которой против нашей страны опять выступила вся Европа.)

* * *

Именно поэтому послевоенная победа СССР в космической гонке – а точнее, сам факт навязывания этой самой гонки Западу – значил еще больше, нежели разгром сильнейшей армии в истории. (Хотя и последнее – очень и очень немало.) Причем, даже не потому, что в этот раз никто до сих пор не развязал против нас новую «Крымскую войну»Collapse )