October 13th, 2017

Еще об оценке исторически деятелей

Итак, «пространство решений», в котором находятся человеческие существа, по определению анизотропно. В том смысле, что в нем невозможно осуществление «произвольных» действий, определяемых исключительно потребностями, а то и желаниями, того или иного индивида. А ведь именно подобное положение практически постулируется современным обыденным мышлением. Дескать, если Бога нет, то все дозволено! В том смысле, что можно действовать исключительно эгоистическим образом, ориентируясь исключительно на личные интересы – и получать от этого одни блага. Подобные представления настолько распространены сейчас, что мало кому вообще приходит в голову мысль, будто бы человек может действовать иначе. (Имеется в виду, добровольно, без угрозы применения насилия.) Кстати, именно на подобном основании базируется одна из главных претензий к коммунистам – поскольку считается, что человек добровольно, безо всякого принуждения следовать «общим интересам» не будет. И значит, необходим или «новый человек» - в том смысле, что он должен иметь «иную биологию».

Альтернатива этому – пресловутый «Гулаг», т.е., концепция «тоталитаризма». Дескать, если изменить биологию человека не представляется возможным, то единственным способом заставить его уйти от «эгоистического поведения» выступает насилие. Именно поэтому советское время воспринимается многими из современников, как «один большой ГУЛАГ»: дескать, поскольку частной собственности не было, то значит, не было и «ненасильственных» стимулов чего-то делать. Впрочем, рассматривать особенности антисоветского восприятия, а так же его влияние на современный мир, надо отдельно. Тут же разговор идет совершенно об ином. А именно, о том, что – вопреки привычному представлению – «эгоистические стратегии» в целом выступают стратегиями ошибочными, ведущими не к улучшению, а к ухудшению жизни большинства людей – в том числе и тех, кто их применяет. Просто потому, что они приводят к неизбежному разрушению общества – и соответственно, к разрушению «жизненного пространства» индивида.

Поскольку он просто не может существовать вне социума. Разумеется, можно сказать, что всегда есть возможность встроиться в социум иной – иначе говоря, сбежать с наворованным. Но это не так: сбежать-то можно, но вот только возможность интеграции на равных условиях в «новый мир» близка к нулю. Поскольку любая социальная система имеет свой «барьер входа», на преодоление которого потребуется очень много сил и средств. (В качестве примера можно привести судьбу русских послереволюционных эмигрантов, которые, как раз и выступили жертвами собственной уверенности в благости «эгоистических стратегий». А потом вынуждены были работать таксистами и проститутками – поскольку на иные роли западные страны не готовы были их принять.) Поэтому следует понять, что никакой вседозволенности в плане проводимых действий не существует, даже если ограничится интересами отдельной личности или какой-нибудь социальной группы: ведь возможен такой вариант, при котором хуже станет всем.Collapse )