October 20th, 2017

О правой утопии

В прошлом посте, посвященном вопросу о связи русского и советского, была затронута одна интересная проблема. А именно – упомянута довольно популярная в постсоветское время «модель» развития «России без Советской власти». «Экспериментировать» с этой самой неосуществленной веткой истории начали еще в позднесоветское время или, даже, чуть раньше – можно вспомнить знаменитый «Гравилет Цесаревич» Рыбакова, написанный в самом начале 1990 годов. Впрочем, говоря об указанной проблеме, нельзя не вспомнить киноленту Говорухина «Россия, которую мы потеряли», ставшую настоящим манифестом постсоветского сознания. В ней человек «эпохи Катастрофы» нашел выражение своих сокровенных мыслей, звучащих примерно так: «если бы не проклятый Совок, я бы жил богато и сыто. И имел бы не менее трех рабов».

Кстати, если посмотреть на последующее развитие событий в тех же кавказских республиках, то возникает мысль, что пресловутые рабы – это была вовсе не метафора. Но даже если не затрагивать этот, то можно легко догадаться, что постсоветское представление об указанной РКМП почти полностью укладывалось в концепцию «роскошного потребления». Нет, конечно иногда задумывались и об иных вопросах – например, о том, какое место указанная держава должна занимать в мире. (В тех же 1990 годах это было довольно популярное направление – убеждать, что без Революции России бы «нагнула» всех, кого только можно.) Ну, или помечтать о необычайном научно-техническом развитии в данном направлении, которое – согласно указанной концепции должны были обеспечить «великие умы», в реальности бежавшие от большевиков или изгнанные ими. (Самым популярным тут был Сикорский – который мыслился, как «сверхгений», наподобие того же Теслы. Правда тот факт, что как раз с авиастроением-вертолетостроением у СССР безо всякого Сикорского все было более, чем замечательно, почему-то игнорировался.)

Но научно-техническое или даже военное превосходство тут было, все же, вторичным. Постсоветский человек прекрасно помнил свое недавнее прошлое – а именно, то, что еще недавно Советский Союз безо всякой «альтернативы» был второй державой в мире. (И значит, акцентирование на этом моменте могло вызвать вопросы о том, что же заставило указанную сверхдержаву обратиться в текущее жалкое состояние.) А вот роскошное потребление… Причем, надо сказать, что слово «роскошное» тут наиболее важно, поскольку оно «переворачивало» это самое понятие в положение, полностью противоположное тому, что подразумевалось под этим словом в СССР. То есть – не об удовлетворении жизненных потребностей, не важно, первичных или второстепенных, а о превращении этого процесс в основную цель жизниCollapse )