November 24th, 2017

Гуманизм и жалость

В последние несколько дней – в связи с известным выступлением «уренгойского мальчика» - неожиданно оказалась поднята тема с «жалостью к пленным». Дескать, указанный «герой» на самом деле не хотел сказать ничего плохого – а просто попытался сострадать попавшим в плен немцам. Впрочем, понятное дело, что это – всего лишь очередная попытка сделать хорошую мину при плохой игре – то есть, попытаться загладить очевидную ошибку. Которая, по сути, и не ошибка вовсе, а всего лишь следствие очередного открытия блогерами «секрета Полишинеля»: того, что в современной РФ – равно, как и во всем мире – принято пресмыкаться перед «спонсорами». (И единственное отличие данного случая – то, что он получил широкую огласку.) Впрочем, если разбирать проблему серьезно, то на самом деле, поднятая тема выходит далеко за пределы конкретного пример – то есть, пресловутого школьника, готового на все ради халявной поездки в Германию. Дело в том, что тут поднимается довольно важный этический вопрос.

А именно – то, как следует относится к людям, имеет ли смысл жалеть их в любых сложившихся обстоятельствах, или следует это делать исключительно в зависимости от того, как они в указанные обстоятельства попали? Впрочем, нет – реально стоит спросит еще более фундаментальную вещь: а вообще, есть смысл кого-то жалеть? В том смысле, что понятно: жалеть то можно всегда. Но вот изменяет ли указанная жалость хоть что-то в нашем мире? Дело в том, что вокруг полно примеров указанного действа, в котором результат стремится к нулю. Достаточно вспомнить, например, разнообразные примеры «сетевого сострадания» к жертвам разного рода катастроф. (Ну да, «поставьте лайки, если сочувствуете погибшим/больным детям», «перепостите это сообщение» и т.д.) Или разнообразных зоозащитников, готовых уничтожить каждого, кто посягнет на благополучие попавшихся им на глаза зверей. (Непопавшиеся, разумеется, никого не волнуют.) Да и вообще, достаточно посмотреть на популярные сетевые флешмобы для того, чтобы понять, о чем идет речь.

Или, вот, обратный пример: врачи, как правило, не испытывают жалость к своим пациентам. Что поделаешь – это нормальная реакция нормального человека, работающего в области высоких страданий: если всех жалеть, то никаких сил не останется. Но, тем не менее, пользы от медиков, разумеется, на много порядков больше, нежели от пресловутых гламурных дамочек, готовых плакать над каждой фотографией страдающего котенка или ребенка. То же самое касается и многих других профессий, представители которых имеют возможность наблюдать повышенный уровень инфернальности – начиная от спасателей и заканчивая ветеринарами. Всем им приходится вырабатывать определенный «комплекс» защиты от жалости – для того, чтобы успешно бороться с явлениями, которые обычно способствуют ее появлению.

* * *

То есть, можно сказать: в сложном мире жалость, как минимум, не препятствует проявлению зла. Разумеется, это не значит, что данное явление выступает изначально бесполезным или вредным – разумеется, нет. На «микроуровне», наоборот, оно оказывается очень важным Collapse )