December 9th, 2017

О системах и антисистемах

И еще на тему предыдущего.

В прошлой части было сказано, что одной из базовых основ антисоветского – а по сути, вообще современного – восприятия выступает гипертрофированное изображение разнообразных «мерзостей бытия», человеческих пороков. То есть: пьянства, хулиганства, бляд… - простите, беспорядочных половых связей, плохой работы, воровства и т.д. А так же – проблем с функционированием общественных механизмов – таких, как дефицит, блат, казнокрадство, очереди в магазинах и тому подобное. Кстати, подобный подход не относится исключительно к советской эпохе – он проявляется практически всегда, когда речь идет об «окружении», о непосредственно граничащей с индивидом реальности: например, описание жизни в современной России также довольно часто делается в подобном ключе. (А вот места, в которые последний никогда не попадал, или был там – напротив, в большинстве своем рисуются, как Рай Земной.) Но если в современности все равно находятся какие-то «светлые участки» - например, даже Варламов среди бесконечных помоек и развалин иногда приводит и «интересные архитектурные решения» – то вот СССР в рамках подобного представления выступает сплошным серо-черным пятном.

В ответ на это сторонники СССР, как правило, или начинают обвинять антисоветчиков во лжи – дескать, все это было совершенно не так, подобных вещей в стране быть не могло, это клевета и т.д. (Данный подход, впрочем, сейчас уходит в прошлое.) Или «переводят стрелки» на то, что указанные «мерзости» присущи были не только Советскому Союзу, но в еще большей степени являлись и являются распространенными в иных местах. Скажем, те же очереди есть и в современной РФ, и на современном Западе. Или, например, алкоголизм в советское время смешно даже сравнивать с алкоголизмом в 1990 годы, когда не пили только грудные младенцы. Однако эти обе тактики имеют существенные недостатки. Во-первых, потому, что хотя ложь и присутствует в огромном количестве антисоветских обвинений, все-таки полностью она их не составляет – поскольку, как уже не раз говорилось, в любом обществе всегда присутствуют не только положительные, но и отрицательные явления. Кстати, наличие алкоголизма, «блата», взяточничества, бюрократизма, дефицита и иных отрицательных явлений в СССР никто никогда не отрицал. Скорее наоборот – указанные явления клеймились практически во всех возможных источниках, начиная с газеты «Правда» и заканчивая киножурналом «Фитиль». (Другое дело, что при этом всегда подчеркивалась идущая с ними борьба, о которой антисоветчики предпочитают умалчивать.) Но говорить о том, что в стране живут одни ангелы, которые все делают правильно и не совершают ошибок, никому даже в голову не приходило.

То же самое относится и к отсылке на то, что подобные явления существуют в других странах. Поскольку, существуют-то они существуют – но ведь СССР своими сторонниками позиционируется, как общество более совершенное, нежели все остальные. В этом случае абсолютно логичные аргументы о том, что советское общество было не хуже, нежели другие типы социумов, выглядят слабыми. (Поскольку оно должно быть лучше по умолчанию.) Более того, приводимые в оправдание некоторых «мерзостей советского бытия» возражения о том, что Советский Союз «начинал» с очень слабых позиций, с архаичного аграрного общества, и был вынужден проходить через те процессы, которые в развитых странах к указанному времени давно уже завершились (типа урбанизации), для «любителей серых стен и пропитых рож» оказываются бессмысленными. Поскольку указанных мерзостей это не отменяет в любом случае, и жить в Майами-Лондоне-Париже все равно оказывается лучше, нежели в Москве. (И не важно, что Москве 1960-1970 годов жить намного лучше, нежели в Москве годов 1910.)

* * *

То есть – все оправдания сторонников СССР в подобном плане оказываются бессмысленными. Так что же тогда остается – признать, что, поскольку в стране был алкоголизм, воровство, бедность и разруха, то никаких особых преимуществ перед другими типами социального устройства СССР не имел? Но почему же тогда столько много народа уверены в обратном, почему советская жизнь воспринимается ими несколько по другому, нежели у антисоветчиков? Почему все эти алкаши, хамы, бюрократы и бляди оказываются для них маловажным, равно, как маловажными оказываются обшарпанные стены домов, бесконечные очереди, пропавшие прогорклым маслом коммунальные кухни и прочий «быт»? (Тогда как сегодня то же самое вызывает однозначно отторжение у сторонников СССР так же, как и у его противников.) Ответ на данный вопрос, впрочем, достаточно очевиден – и состоит он в том, что «тогда» было понятно, что все это – временно. Временны убогие бараки, построенные на скорую руку и в недалеком будущем должные быть снесенными. Временны коммуналки с их кухнями, на которых неопрятные женщины «собачатся» друг с другом о всякой ерунде. Временны колдыри, просящие десять копеек на опохмел около магазина. Очереди в магазины тоже временны, равно, как и нехватка в данных магазинах иных товаров.

Причем, эта уверенность основывалась не на пустой вере, а на вполне очевидных же изменениях, происходящих в обществеCollapse )