December 12th, 2017

Коммунизм и фантастика

Яна Завацкая –  blau_kraehe – опубликовала пост , посвященный проблемам советской фантастики. А точнее – проблемам, связанным с восприятием ее в рамках современной реальности. Речь идет о том, что можно назвать «классическим представлением о коммунистическом мире» или «моделью Ефремова-Стругацких». (О разнице между концепциями указанных писателей в данном случае можно пренебречь.) Так вот, Яна Завацкая приводит мнение одного своего знакомого, который обнаруживает в данных книгах отсутствие… классовой борьбы. На самом деле, наиболее интересное тут то, что этот знакомый – немец. То есть, человек, не связанный с советской/постсоветской культурой так, как связаны мы – даже те из нас, которые ни Ефремова, ни Стругацких не читали. И воспринимающий указанный образ так сказать, «извне».

Дело в том, что мы – жители бывшего СССР – еще мало понимаем, насколько уникальным является то восприятие коммунизма, о котором идет речь выше. Причем, речь тут идет и о его сторонниках, и о его противниках. В любом случае под «коммунизмом» принимается такой тип общественного устройства, в котором отсутствует бесконечная конкурентная борьба людей друг с другом. (Противники, как правило, акцентируют внимание на его невозможности.) Впрочем, «дружелюбность» данного мира не ограничивается людьми – тут даже технические устройства устроены иначе. Кстати, это относится не только к пресловутым андроидам и вообще, к системам с ИИ – «дружелюбна» в будущем вообще вся техносфера, вплоть до архитектуры. То есть, никаких «мегамонстров» - наподобие знаменитого «Метрополиса», ставшего после своего выхода эталоном западных представлений о том, «какие будут города» - тут быть просто не может. Нет, в советском будущем все обстоит совершенно по другому – тут даже небоскребы утопают в зелени…

Так вот, именно подобный образ «коммунизма» - не важно, реально достижимого мира или невозможной утопии – стал для нас настолько привычным, что мы даже не можем представить какую-то иную реакцию на данное слово. А вот для упомянутого немца коммунизм, судя по написанного у Завацкой, означает понятие, связанное с классовой борьбой, с диктатурой пролетариата и прочими вещами, звучащими для нас достаточно архаично. Разумеется, речь тут идет именно о левом, и даже, возможно – коммунисте, поскольку для большинства жителей западных стран данное понятие давно уже связывается исключительно с «гулаго» и прочими «ужасами тоталитарного режима». Хотя указанный образ светлых городов, утопающих в зелени, все еще используется в рамках пресловутой мелкобуржуазной утопии – но, во-первых, «дружелюбие» указанного мира, как правило, весьма условно. (Для своих – то есть, для богатых и избранных.) А, во-вторых, подобный вариант будущего используется все реже и реже, а самым вероятным вариантом мира, отличного от существующего, для современного обывателя выступает образ «победившего ужаса». То есть – постапокалипсис или, в лучшем случае, кибрепанк. (То есть – практически тот же самый «гулаг», только с корпорациями в качестве угнетателей.) Неудивительно, что в данной ситуации единственно разумной альтернативой выступает «бесконечное дление» текущего состояния – несмотря на все ее проблемы.

* * *

Впрочем, данную особенность современного представления о будущем надо разбирать отдельно. Тут же лучше обратить внимание на то, что подобный выход за привычные пределы позволяет увидеть то, насколько наше (постсоветское) восприятие мира является до сих пор уникальным.Collapse )