January 30th, 2018

«Код Эры Милосердия» - или в чем сила, брат? Часть третья

Как уже говорилось в прошлой части, в конце 1980-начале 1990 годов в СССР сформировалось мнение о том, что страна нуждается в решительных переменах. Не просто в переменах – как это считалось до Перестройки, а в переменах кардинальных. Причина этого проста: дело в том, что все «перестроечные» действия так и не смогли привести к уничтожению видимых проблем общества – таких, как пресловутая «серая зона». (То есть – «зоны» блата, дефицита, «левака», «несунства» и прочих неприятных вещей.) Впрочем, скорее можно было утверждать, что именно «горбачевские реформы» стали основанием для того, чтобы указанная «зона» не только охватила весь «сектор услуг», но и проникла в то, что можно называть «базовым производством». Поскольку практически каждый завод в конце 1980 был буквально «обвешан» гроздями «малых предприятий» -так или иначе связанных с заводским руководством - которые вытягивали из него все средства.

В подобной ситуации ожидать, что жизнь в стране улучшится, было бы смешным. Поэтому, несмотря на постоянный рост зарплаты, удовлетворенность жизнью населения в начале нового десятилетия оказалась около нуля. Это стало приговором и для Советской страны, и для советской системы – поскольку значило, что все это для народа не имеет особой ценности. (Разумеется, речь идет о том, что именно так считалось – а не о том, что так было на самом деле.) В подобной ситуации даже пресловутый «Референдум о сохранении СССР», с его 78% голосов «за Союз» значил только то, что никто не хотел разрывов связывающих все республики родственных и деловых связей. То есть – нужна была территория, но не «режим». Ну, и разумеется, конец всего этого был немного предсказуем: когда 25 декабря 1991 года флаг Союза Советских Социалистических Республик был спущен над Кремлем, мало кто особо грустил об этом. Все надеялись, что закончился только «коммунизм», а СССР сохранился – пускай под нелепым названием СНГ. О том, что будет в реальности, тогда практически никто не предполагал…

* * *

Впрочем, о том, как «вместе с коммунизмом угробили и Союз», написано столько всего, что рассматривать это вопрос тут нет особого смысла. Тем более, что в рамках поставленной темы гораздо более интересным для нас во всем этом является тот факт, что для борьбы с «нехорошими моментами» позднесоветской жизни оптимальным для большинства показалась идея полного отрицания всего, существовавшего ранее. То есть – не просто деятельность, но радикальная деятельность. Кстати, забавно, но в то роковое время пресловутые «либералы» - то есть, люди, считавшие своим долгом уничтожение советской системы и создание рыночной экономики – именовались в обществе «левыми». (Ну, а те, кто желал сохранить социализм – правыми.) То есть, основной смысл «реформ» виделся именно в их радикальности, в полном разрушении советской системы – имевшей в глазах народа не нулевую, а отрицательную ценность. (Ну, а противники их, разумеется, позиционировали себя в смысле «вернуть все взад».)

Итог всего этого был, как нетрудно догадаться, крайне печален. Разумеется, широко открывшееся «окно возможностей» - связанное с разделом созданной за советское время собственности –сделало некоторых миллионерами и миллиардерами. (А кто-то вообще, «скакнул» из вторых секретарей в президенты.) Но подавляющая часть населения приобрела от всего свершившегося только нищету, потерю всех своих сбережений и полное лишение перспектив в жизни. Collapse )