?

Log in

No account? Create an account

anlazz

В действительности всё не так, как на самом деле

Этика и наука. Часть вторая
anlazz
Итак, после того, как в прошлой части был разобран пример советского (а точнее, раннесоветского) подхода к новациям на примере Сергея Павловича Королева и его ракетной программы, можно сделать определенные выводы. И, прежде всего, отметить, что вопрос взаимоотношений между новатором (инженером, ученым) и обществом тут был достаточно специфичен, довольно сильно отличаясь от того, что существовало и существует до сих пор в иных странах. В том смысле, что начать новационную деятельность в СССР было достаточно просто – что особенно заметно, учитывая общую бедность и слабую развитость страны. Другое дело, что даже в начале этой деятельности крайне важно было показать реальную ценность своих работ – то есть, построить самолет, ракету, повысить урожайность и т.д. Этот самый «железный результат» ценился на порядок выше, нежели горы бумажных отчетов или столь любимая сейчас «публикуемость работ».

Впрочем, традиционный путь так же существовал – в конце концов, Академия Наук в нашей стране ведет свое непрерывное существование со времен Петра Великого! (Это к вопросу о том, разрушили ли большевики все существовавшие до того структуры.) Однако в плане эффективности он оказывался далеко позади указанного нами «практического» пути. Причем, даже в самых, казалось бы, фундаментальных областях. Скажем, тот же Иван Антонович Ефремов, начав заниматься палеонтологией, кандидатскую степень получил… не имея законченного университетского образования. Поскольку, ведя раскопки с 18 (!) лет, он уже к концу 1920 годов имел несколько серьезных открытий в указанной области. Причем, стоит понимать, что речь шла не просто об «копании костей», а о серьезной научной работе, связанной с анализом полученного - то есть, требуемая теоретическая база у Ивана Антоновича была так же превосходной. (Его учителем и руководителем был ведущий русский и советский палеонтолог того времени академик П.П. Сушкин, с которым он занимался с 16 лет.) Но вот формальным доказательством своих способностей Ефремову заниматься было некогда.

Впрочем, впоследствии он легко получил экстерном диплом Геологического Института – в 1937 году, а уже через четыре года (в 1941) защитил докторскую диссертацию. Ну, а о количестве организованных им экспедиций и сделанных открытий даже говорить нет смысла. Достаточно сказать, что он создал целую отрасль в палеонтологической науке – тафономию или теорию о формировании захоронений. (Что позволило вести исследования не «методом тыка», а опираясь на четкие представления, где могут быть найдены останки древних существ, а где – нет.) В любом случае свое имя в историю науки он однозначно вписал – впрочем, не только науки…

* * *

Однако у указанного способа взаимодействия новатора с обществом была и реальная проблема. А именно – могло получиться так, что быстрый и четкий результат показать было невозможно. Вот тогда-то и возникали серьезные проблемы. Read more...Collapse )