February 15th, 2018

Народ не тот – или об особенностях понимания современной демократии

12 феврали газета «Завтра» выпустила статью, посвященную идее господина Иноземцева, ограничить избирательные права государственных служащих. Этот самый Иноземцев известен тем, что в 1990 годы занимался какими-то мутными финансовыми делами (а были тогда немутные финансовые дела?): руководил давно забытыми банками и т.д. (А до этого, разумеется, был консультантом отдела истории и теории социализма (!) журнала ЦК КПСС «Коммунист» - как говориться, нет такого антикоммуниста и антисоветчика, который не был бы отличником по научному коммунизму!) Но, видимо, чего-то серьезно «намутил» - поскольку в следующее десятилетие банковский бизнес был им заброшен, и данный субъект начал подвизаться в качестве ученого и мыслителя. Причем, это ему, в общем-то, удавалось – поскольку, помимо разного рода должностей в издательской, научной и политической среде, Иноземцеву удалось стать одним из столпов «российской либеральной мысли». (Которая, по сути, не российская, не либеральная, и не мысль.)

Впрочем, уже к середине 2000 годов звезда данного «мыслителя» стала стремиться к закату – по крайней мере, в плане популярности среди читателей. (Не среди народа даже – а среди тех, кто, в целом, поддерживал либеральное направление.) И хотя Иноземцев до сих пор еще находится на хорошей должности и в хорошем материальном положении, говорить о нем, как о популярном авторе, давно уже смешно. Причина проста: как и творчество большинства «либеральных» (в российском смысле) деятелей, работы Иноземцева представляли собой пересказ актуальных положений западной мысли. Ну, с добавление неизбежного для политика и бизнесмена 1990 годов снобизма – а точнее, не снобизма, а просто презрения ко всей «российской биомассе». В условиях 1990 годов данная схема, в общем-то, работала. Но со временем ситуация изменилась: , во-первых, мы можем легко прочитать «в оригинале» (ну, пусть, в переводе) любого западного деятеля, она выглядит, мягко сказать, странно. Ну, а во-вторых, за последние два десятилетия практически все мыслящие люди смогли убедиться, что никаких особых прорывов «мировой мысли» в это время не происходит –то есть, актуальность даже тех самых «западных мыслителей» оказывается сомнительной. В результате чего указанный способ создания популярности остался в прошлом…

Впрочем, во всей данной истории интересно вовсе не то, что один из «столпов» постсоветского «либерализма» и «демократии» в очередной раз высказал более чем тривиальную идею: народ у нас не тот, давайте ограничим его влияние – поскольку подобные мысли кто только не высказывал. (Напротив, это вероятность того, что «банкир» из 1990 годов окажется народолюбцем близка к нулю.) Гораздо важнее тут то, что подобный пассаж показывает кардинальное непонимание нашими постсоветскими «мыслителями» самой сути демократического общества, его базовых механизмов работы. То есть – того самого явления, монополию на защиту которого они себе давно присвоили.

* * *

Дело в том, что основным назначением представительской демократии является вовсе не обеспечение доступа народа к «рычагам управления» - подобные вещи в реальном мире мало кто предполагаетCollapse )