?

Log in

No account? Create an account

anlazz

В действительности всё не так, как на самом деле

Веревка для капитализма. Часть вторая
anlazz
Одно из самых главных обвинений, которое выдвигается по отношению к современным левым от их сторонников – это, разумеется, отсутствие строгой организации. Впрочем, одновременно с этим то же самое относится и к самому главному оправданию этих самых левых в своем жалком положении. Дескать, народ никак не желает организовываться, вступать в партии и заниматься политической борьбой и тому подобными вещами. Вернее, желающие как-то «бороться с режимом» существуют – однако дальше этого желания мало кто доходит. Более того, даже если «противники существующей власти» и решаются на какие-то реальные действия, последние оказываются настолько жалкими и бессмысленными, что лучше бы они на это не решались.

Именно с указанной особенностью можно связать и два характерных признака текущей политической системы. Во-первых, полное господство на политическом поле правых – причем, не важно, идет ли речь о России или о какой-нибудь другой стране. (По той простой причине, что правые опираются не столько на массовую поддержку – сколько на государственные или частные финансы.) Ну, а во-вторых, уже не раз помянутая «вождистская» ориентация практических всех политических партий и течений. То есть, есть «яркий лидер», вождь – вроде Путина, Жириновского, Зюганова, Явлинского, Лимонова, Кургиняна и т.д. , вплоть до Удальцова –вокруг него строится партия или движение. То есть, вождь не выражает интересы членов партии, он, скорее, сам является партией, единственным смыслом ее существования. О тех временах, когда политика «крутилась» около идей, давно уже никто не вспоминает.

Выводов на основании подобного делается много – однако практически все они сводятся к одному. К тому, что период «классической политики» и «классической» же борьбы – и политической, и классовой – завершен и мир вступил в новую эпоху. В эпоху, которую именуют «эпохой постмодернизма» – период упадка массовых движений и превращение политики практически в чистую игру. После чего оценка ситуации разделяется в соответствие с пристрастием оценивающего. Одни рады подобным изменениям, уверяя, что постмодерн является надежным тормозом от ужасов модерна – которые они называют тоталитаризмом. Другие убеждают в том, что, напротив, этот самый постмодерн и есть самый жесткий тоталитаризм в истории.

Впрочем, и тех, и других объединяет тот факт, что они все убеждены в том, что действовать так, как раньше, больше не получится. В результате данного вывода те, кто считает современное состояние злом, отчаянно ищут способы борьбы с ним. Но, в итоге, как уже было сказано в самом начале, все оканчивается ничем. «Пшиком», выступлением десятков-сотен-тысяч недовольных – которые скорее смешат власть, нежели оказывают на нее хоть какое-то давление. И это в лучшем случае. Поскольку в худшем результатом данный выступлений оказывается дальнейшее усиление указанной «постмодерничности» - как это произошло на Украине, где постмодерн достиг своей высшей точки и продолжает нарастать через полные демонтаж остатков модерна. То есть – заводов, фабрик, больниц, системы классического образования и сетей центрального отопления. Понятно, что подобный вариант считать удачным может лишь идиот.

* * *

Таким образом, можно сказать, что в настоящее время господствует убеждение в том, что если какие перемены и могут свершаться – то это перемены к худшему. И что единственно достойная и возможная стратегия действий – это бесконечное дление текущей реальностиRead more...Collapse )