anlazz

В действительности всё не так, как на самом деле

Еще раз о преодолении «духа 1990»
anlazz
На самом деле, описанная в прошлом посте концепция «мягкой силы» - а точнее, ее господство в современном сознании – является частным случаем более серьезной проблемы. А именно – того, что в текущем общественном сознании одно историческое явление занимает очень и очень значительное место. Место, на порядки превышающее его реальную роль – причем, во всех смыслах. Речь идет, разумеется, о крушении СССР, выступающем для современного мира альфой и омегой, центральной точкой сборки и квинтэссенцией всей мировой истории. Это удивительным образом касается и правых, и левых, и тех, кто пытается быть «нейтральным» - однако, все равно, остается в рамках господствующих представлений. Так, довольно забавным выглядит введение указанной даты (1991) в пресловутую «Универсальную историю» господина Панова – «современного мыслителя», вроде бы, неполитического плана. (Там, впрочем, забавно вообще все в плане желания совместить в одной теории «коня и трепетную лань» - то есть, появление жизни, возникновение млекопитающих, «городскую революцию» и … крушение социалистической системы в 1991 году. Настолько, что возникает очевидная мысль, что вся эта «котовасия» и задумана для того, чтобы «реабилитировать» указанную дату.)

Впрочем, как уже говорилось, оригинальным назвать подобную трактовку невозможно. Скорее наоборот, было бы странным, если бы в теории – зародившейся в 1990, и оформившейся в 2000 годы – этого бы не было. Поскольку в указанное время вся постсоветская мысль неизбежно крутилась вокруг этого «локального апокалипсиса» - а самое главное, вокруг его самой главной особенности, о которой, впрочем, будет сказано чуть позднее. (Между прочим, той самой, что стала основанием для появления мифа о «мягкой сила».) Пока же стоит сказать, что другие, на порядок более важные явления мировой истории хотя бы XX века при этом оказывались в тени. Например, современное общественное сознание практически не осмысливает такой важный этап человеческой истории, как крушение колониализма в 1950-1960 годы. А ведь даже формально это событие, на порядки более значимое, нежели распад одной из стран. Страшно же подумать – в течение последних нескольких столетий мы наблюдали непрерывное движение Европы в сторону поглощения все новых территорий. Причем, именно поглощения, а не присоединения, не «превращения в себя» - как это всегда происходило до того. (Успешно или нет – другой вопрос.)

А тут практически чистая утилизация, обращение в «колонию»: зависимую территорию, основная задача которой состоит в «питании» метрополии – а точнее, метрополитарной элиты – за свой счет. То есть – целые общности обращались в практически чистый субстрат, в чистый объект для состоятельных господ из «стран-владельцев». В течение столетий европейские «лучшие люди» высасывали целые континенты, низводя населяющих их народы до роли практически скота. (Который еще лет сто назад спокойно демонстрировали в зоопарках, считая органически неспособным к любой сложной деятельности.) И это ведь в лучшем случае – поскольку в худшем их просто уничтожали вместе со всем остальным животным миром. Для того, чтобы устроить на освободившейся территории очередную «маленькую Европу». (Как это сделали, например, в Северной Америке или Австралии.) И вот подобная, еще лет сто назад казавшаяся «нормальной» и неизбежной, практика неожиданно рухнула…

* * *

Кстати, сейчас пошел «новый тренд» - стонать о тяжелой судьбе европейских колонизаторов и созданных ими систем. Дескать, пришли «белые люди» к прозябавшим в грязи и дикости аборигенам, построили им города, железные дороги и больницы – а те, неблагодарные, не поняли своего счастья, и выгнали своих благодетелей.Read more...Collapse )


?

Log in

No account? Create an account