April 24th, 2018

Коротко о важном

За последний полгода в мире случились три важных события с участием США. Это:

- "Корейский кризис" - то есть, очередная попытка Соединенных Штатов принудить КНДР к разоружению и отказу от своей ракетно-ядерной программы. Были приведены в действия три авианосные группы, ситуация доходила до того, что войну считали делом ближайших часов. Но закончилось все пшиком - невнятным заявлением Ким Чен Ына, позволившего Трампу сохранить лицо, но не более.

- "Сирийский кризис" - то есть, очередная попытка США "разобраться" на Ближнем Востоке, кульминацией которой стал пресловутый "ракетный обстрел" с крайне неоднозначными результатами. Тут, конечно, дело для Штатов обстоит гораздо лучше, нежели в случае с КНДР, поскольку одна из основных целей данной "операции" для Трампа - а именно, повышение цен на нефть - кажется, выполняется. (Тут Америка, в общем-то, солидарна с Россией.) Однако о выполнении главной задачи "сирийского направления" - то есть, обретении полного контроля над нефтяным регионом - разумеется, говорить нет смысла.

- И наконец, "Армянский кризис". Тут - блестящая победа США при ничтожных затратах сил.
Collapse )

СССР, устойчивость и классы. Часть третья

Продолжаем разговор о том, что же было с классами в СССР. И, прежде всего, отметим, что, говоря о классовом устройстве, будем иметь в виду исключительно то, что обычно принято именовать классами антагонистическими, соотносящимися друг с другом через явления, именуемое «эксплуатацией». Поскольку именно оно и интересно нам в рамках поставленной темы. Поскольку, опять-таки, это позволяет нам разобраться в теме «стабильности». (В отличие от взаимоотношений классов неантагонистических – например, рабочих и крестьян.) Поскольку что же представляет собой основа «классовой стабильности»? А вот что: классовая стабильность основывается на выгоде для правящего класса поддержания текущей ситуации. Понятно почему: именно господа, как уже было сказано в предыдущей части, и снимают основные «сливки» с существования классовых обществ. То есть – получают при этом возможность «драть три шкуры» с «мужиков». И, разумеется, просто так упускать данную возможность для них было бы крайней глупостью.

Что же касается самих «мужиков» - крестьян, рабочих – то для них ценность сохранения имеющихся отношений достаточно сомнительна. Поскольку в крайних случаях при «смене владельца» вообще ничего не поменяется: платил оброк одному сеньору – теперь будет платить другому. Разумеется, это крайне упрощенный и неверный – в общем случае – взгляд, поскольку при разрушении социумов страдают и «низы». Однако речь тут идет именно о восприятии – а оно, в основном, именно такое, как сказано выше. В результате господам приходится довольно сильно постараться для того, чтобы заставить последних выступать в защиту «своей Родины». Ради этого приходится выстраивать сложную систему, именуемую идеологией – да еще и поддержанную репрессивной машиной. (Скажем, для того, чтобы брать рекрутов в солдаты.) Ну, и разумеется, при «проблемах» у вышестоящих – то есть, при рассмотренной в прошлой части «загнивании системы» - этот самый «патриотизм» постепенно улетучивается. Но именно постепенно и по мере того, как «верхи разлагаются» - предполагать, что он исчезнет при «живой системе» было бы странным.

То есть – для любой классовой системы нормальным состоянием является стремление господствующих классов к поддержанию статуса кво. Ну, а теперь сравним это с советскими временами – а точнее, с позднесоветскими, плавно переходящими в постсоветские. Наверное, все, кто застал их, прекрасно помнит и общий настрой – когда практически всем было все безразлично. (Точнее даже пофигу, точнее… впрочем, не будем матом.) Collapse )