?

Log in

No account? Create an account

anlazz

В действительности всё не так, как на самом деле

Виртуальная реальность - как порождение распада СССР
anlazz
В прошлом посте рассматривался вопрос о том, насколько нынешняя увлеченность виртуальной реальностью является длительным трендом. Иначе говоря, насколько долго будет продолжаться курс на «виртуализацию мира» и когда же мы, наконец-то, окажемся в пресловутой «Матрице». Впрочем, как уже было сказано там – этот момент не наступит никогда, поскольку нынешнее увлечение «искусственными мирами» представляет собой явление локальное, и связанное, в общем-то, с довольно специфическими особенностями нашего бытия. А именно – с тем, что «сложилось» после крушения СССР. Когда, с одной стороны, на рынок были выброшено огромное число новых технологий. (Собственно, разрабатываемых с военными целями – таковыми, например, оказались компьютеры и их сети, да и вообще, сама микроэлектроника.) А, с другой – когда началась реставрация архаичных общественных отношений с демонтажем созданного в советское время «социального государства» и одновременно – со снижения «мощности» социальных лифтов.

В результате которых стал возможен резкий рывок в области компьютерных технологий при социальной деградации, связанной с потерей большинством «свободы воли». (Наемный работник потерял ценность, которую он имел во время Холодной войны, а возможности для начала собственного бизнеса быстро исчерпались в связи с ограниченностью рынков.) Именно на этом фоне был создан указанный «миф о виртуале» - некоем волшебном мире, в котором каждый может найти утешение. Впрочем, он в определенной степени поддерживался уже помянутым быстрым прогрессом в области вычислительной техники и сетевых технологий, дававшим надежду на то, что рост компьютерных мощностей будет развиваться по экспоненте. (Удивительно, но в то время мало кто задумывался, что в основании того же «закона Мура» лежит банальная экономика!)

* * *

Однако всему бывает предел. Наступил он и для «цифрового мира». Точнее, наступил не предел, а некоторое ограничение развития, связанное с тем, что технологический задел, сделанный во время Холодной войны, закончился – а значит, выжимать что-нибудь еще из кремниевого процесса стало гораздо тяжелей. Что же касается «новых направлений» - вроде квантового компьютинга – то они ожидаемо оказались в провале: коммерчески ориентированное производство объективно оказалось незаинтересованным в освоении новаций. Нет, какие-то подвижки тут продолжались и после 1991 года – но они по скорости на порядок отставали от того, что было ранее. Впрочем, то же самое можно сказать и про все остальное «пространство технологий»: «коммерческий мир» оказался способным неплохо «отполировывать» уже созданное, но крайне слабым в плане создания нового. В результате чего даже появилась специфичная форма «современного новаторства», состоящая в том, чтобы взять какую-нибудь идею из прошлого – и попытаться ее «довести напильником» до пригодности применения.

За примерами далеко идти не надо: тут и электромобили, известные еще с позапрошлого века, и солнечные батареи, которые в 1960 годах рисовались, как самая перспективная отрасль энергетики, и пресловутые садящиеся ступени Маска оттуда же – ну, и т.д., и т.п., вплоть до крионики. Порой даже возникает вопрос: кто подарил Маску журнал «Юный техник» за 1960 годы? Read more...Collapse )