May 28th, 2018

Про потребительство и антипотребительство

Как справедливо отметил  товарищ with_astronotus, любой разговор о советском времени неизбежно превращается в столкновение «любителей колбасы» с «противниками потреблятства». Впрочем, если честно, тоже самое можно сказать чуть ли не про любую интернетную дискуссию, касающуюся общественно-политических или экономических проблем. (Ну, по крайней мере, для русскоязычного пространства – на Западе, судя по всему, иные критические точки.) В том смысле, что вопрос о том, как надо обеспечивать людей благами и до какого уровня, остается актуальным и при рассмотрении текущей ситуации. Это проявляется в популярной еще несколько лет назад концепции «потребительского общества», согласно которой основная особенность современного мира состоит в том, что человек «заваливается» разного рода товарами, полностью погружаясь в процесс их потребления.

Основные выводы отсюда делаются в том плане, что подобное «потребительство» губительно действует на сознание человека, превращая его в «раба вещей» и шопоголика. Кстати, подобная идея старая – ее критиковали еще братья Стругацкие в известной повести «Хищные вещи века», написанной аж в 1964 (!) году. Ну, а количество западных мыслителей, посвятивших свои работы указанной проблеме, вообще сложно представить – наверное, каждый, кто после 1960 годов затрагивал вопрос общества, обязательно касался указанной темы. В любом случае, несуразность текущего потребления давно уже выступает одним из базовых вопросов современной западной философии – так что указанная в начале «дихотомия» выглядит весьма забавной. В том смысле, что именно «антипотребительство» тут оказывается в мейнстриме современных западных тенденций, что же касается «антисовков», то их мировоззрение выглядит потрясающе дико и архаично.

* * *

Впрочем, последний момент вряд ли может удивлять. Гораздо интереснее тут то, что чем дальше, тем яснее становится, что само рассматриваемое «потребительская проблема» в итоге оказывается совсем не потребительской. Более того – то же самое можно сказать и про пресловутое «потребительское общество», как таковое. В том смысле, что оно не направлено на удовлетворение потребностей граждан – в том числе и базовых. (Например, потребность в отдыхе в тех же однозначно «потребительских» Соединенных Штатах оказывается удовлетворенной весьма условно – продолжительность отпуска тут редко превышает 2 недели, зачастую еще и разнесенных друг от друга. Впрочем, та же модель сейчас широко реализуется и в России – очевидно, в качестве признака «отказа от ужасного совка».) Да и вообще, при внимательном рассмотрении можно увидеть, что большая часть механизмов «удовлетворения потребности» оказываются какими-то странным – в том смысле, что удовлетворяют их поразительно извращенно. (Как пресловутые «прохладительные напитки», чем больше которые пьешь, тем больше хочется пить.) То же самое касается практически всего – начиная от одежды и заканчивая автомобилями, причем, чем дольше существует «потребительское общество», тем четче выделяется эта тенденция. И если в те же 1970 годы говорить о сознательной порчи продуктов можно было только условно – то теперь это практически общепринятое понятие.

Впрочем, далее идет еще более интересное. А именно – обычное, «обывательское» представление о данном явлении, основанное на том, что товары искусственно портят для того, чтобы заставить людей покупать больше (и дороже), оказывается верным лишь отчасти. Collapse )