?

Log in

No account? Create an account

anlazz

В действительности всё не так, как на самом деле

О «непопулярных решениях» и их месте на постсоветском пространстве
anlazz
В связи с началом обсуждения в РФ пенсионной реформы в ее информационном пространстве вновь всплыло выражение «непопулярные решения» или «непопулярные меры». Так было обозначено желание правительства повысить пенсионный возраст. Причем, что самое забавное – подобные выражения начали звучать вовсе не от противников данных действий, а напротив, от их сторонников. При рассмотрении которых возникает странное ощущение, что им действительно импонирует именно тот факт, что правительство собирается сделать что-то, что не понравится большинству населения. Причем, это относится не только к указанной ситуации – поддержка «непопулярных мер», равно как и само это выражение может быть названо одним из ключевых признаков самого «новорусского периода» российской истории. Т.е., того этапа исторического развития нашей страны, который наступил с момента крушения СССР.

К примеру, если кто помнит сам этот момент этого крушения, то должен помнить, что в «постпутчевское время» само понятие «непопулярных мер» было настолько, простите, популярным, что тогдашнее руководство страны даже называли «правительством камикадзе». Дескать, эти люди приносят в жертву свою репутацию в жертву будущим реформам – настолько, что после этого никто не будет принимать данных политических деятелей в серьезные проекты. Разумеется, в реальности это оказалось прямым попаданием пальцем в небо: «камикадзе» вышли многоразовыми. Скажем, тот же Чубайс – который является вторым по одиозности членом правительства в 1992 году после Егора Гайдара – до сих пор находится на самых высоких должностях. (Одно существование на месте руководителя главного распильного проекта страны – «Роснано» – чего стоит.) Да и сам Егор Тимурович, после своего закономерного прокатывания с места председателя правительства в декабре 1992 года, оказался вовсе не в тени. Скажем, он сумел еще пробыть на посту заместителя председателя правительства в 1993 году и исполняющего обязанности министра экономики примерно то же время – пока в 1994 году не был исключен из правительства окончательно.

Тем не менее, Гайдар вплоть до 2001 года был депутатом Государственной Думы и руководителем вначале фракции, а затем и партии «Демократический Выбор России» - и это при учете того, что сама фамилия данного политика, наверное, для 80% населения страны выступала ругательством. (Вместе с фамилией уже помянутого Чубайса.) Что скажешь – самый настоящий камикадзе. Да, кстати, даже после окончательного ухода из «большой политики» - в 2004 году, когда сокрушетельное поражение СПС показало одиозность его фигуры даже для «либералов» – Гайдар оставался вхож в самые высокие сферы. И, разумеется, не бедствовал до самой своей смерти – оставаясь директором загадочного «Института экономики переходного периода», солидной синекуры, для которой всегда находились средства. А так же – профессором «Высшей школы экономики» и автором многих «научных работ», издаваемых солидными тиражами. Конечно, с положением Чубайса не сравнимо – но на роскошную жизнь любителя «коллекционного виски» (от которого, в конечном итоге, он и скончался), хватало.

* * *

В общем, на примере Гайдара – если честно, то не самого удачливого из «камикадзе» - можно прекрасно увидеть, что пресловутые «непопулярные меры» наносят, мягко говоря, не слишком большие удары по карьере политика.Read more...Collapse )