?

Log in

No account? Create an account

anlazz

В действительности всё не так, как на самом деле

Об осознании разделенного мира. Часть вторая
anlazz
Итак, чем дальше – тем очевиднее становится тот факт, что пресловутое «единое человечество» в постсоветское время является исключительно виртуальным конструктом. Имеющим генезис и отсылающий в нереализованное «общечеловеческое единство» советизированного мира – закономерное следствие шедшей в течение всего XX века Великой Пролетарской Революции. Однако это самое единство – то самое единство трудящихся, о котором так много мечтали коммунисты на протяжении всей своей великой борьбы – оказалось совершенно нереализуемым в мире, где котором господствует главный инструмент разъединения на всех уровнях: конкуренция. Поскольку какое может быть единение тогда, когда каждый считает своей основной задачей не допустить попадание пресловутого «сладкого куска» в рот соседа. (Правда, это относится не ко всем людям – а только к тем, кто живет в «мире кусков». Но именно последние, как будет сказано ниже, и формируют общественное сознание ) Поэтому указанное «единство» так и осталось виртуальным, существующим исключительно в культурном пространстве – да и то, весьма особым образом.

Правда, тут не лишне будет напомнить, что после гибели СССР и после начала сворачивания «советизации» тот же Запад решил беззастенчиво приватизировать созданное своим противником явление. (Пускай и нереализованное до конца.) В результате чего был создан уже не раз помянутый миф о том, что человечество, наконец-то, «доросло» до осознания своей общности. Разумеется, причина, объясняющая, почему оно это сделало только сейчас – хотя о необходимости данного «осознания» говорилось с глубокой древности –обычно опускалась. Считалось, что все и так понятно: тут вам не там, точнее – сегодня вам не вчера. Тем более, что снижение количества конфликтов и их эскалации было налицо. Однако стоило только «тени СССР» исчезнуть, как все стало возвращаться на свои места. И нынешние «санкционные» и торговые войны – которые для многих выглядят так пугающе – на самом деле, представляют собой лишь слабые порывы ветра, предшествующие будущей буре. Поскольку «нормальное», присущее империалистическому – то есть, развитому капиталистическому – миру взаимоотношение между государствами, полагает еще более жесткие варианты конкурентной борьбы.

* * *

Впрочем, тут речь пойдет не о них, а о том, что указанное изменение, связанное с «десоветизацией» - которая, в свою очередь, снимает практически все ограничение на конкуренцию – приводит к изменениям не только в межгосударственной сфере. На самом деле, подобный процесс охватывает практически все области – даже те, которые обычно мало кто связывает с «советской тенью». То есть, оказывается, что СССР во времена пика своего могущества действительно определял практически все развитие мира – начиная с области научно-технического прогресса и заканчивая сферой личных отношений. В результате чего значительная часть вещей, которые мы считаем «нормальными» и «естественными», в реальности оказывалась аномальной и невозможной ни в какой ином обществе, кроме «советизированного».

Например, это можно отнести к пресловутой уверенности в том, что государственные власти должны заботится о благе всех членов общества. (Ну, или, по крайней мере, подавляющей его части.) Нет, конечно, подобные мысли высказывались за тысячи лет до начала Великой Пролетарской Революции. Однако они всегда оказывались или просто декларацией намерений: очередной король, обещая заботится о своих подданных, в реальности мог разве что раздать деньги тем, кто пришел на его коронацию. (А затем повысить налоги – поскольку для его реальной власти благосостояние ближайшего окружения было на порядок более значимым, нежели благосостояние тех же крестьян. По той простой причине, что в истории мало случаев того, чтобы восставшие крестьяне свергали королей – а вот царедворцы делали это с завидной регулярностью.) Однако даже в том случае, когда велеречивые заявления о «благе народа» значили что-то иное, нежели простой обман, в них крылся серьезный подвох. А именно – само понятие «народ» рассматривалось, как что-то, необходимое для существования правящего класса. Скажем, сытые крестьяне есть благо для помещиков – которые и являются «становым хребтом государства». Именно в поэтому если о «народе» и заботились, то исключительно, как о субстрате – на основании которого «сильные мира сего» могли бы реализовывать свои планы. Никакой субъектностью или самозначимостью этот самый «народ», разумеется, не обладал – то есть, за пределами идеи обеспечения дворянства или иного способа использования в целях последнего (например, для рекрутского набора) он просто не существовал.

И лишь после того, как этот самый «народ» в результате длительного периода классовой борьбы – завершившегося Революцией и созданием СССР – смог противопоставить себя «хозяевам мира», настал период, когда его начали воспринимать всерьез.Read more...Collapse )