July 18th, 2018

Политаризм и миф о тоталитаризме

В прошлом посте разбирался вопрос о том, имеет ли смысла пользоваться понятием «политаризма» - и по отношению к далекому прошлому. (И по отношению к прошлому недавнему –в частности, к СССР.) Однако вполне очевидно, что данный вопрос существует и по отношению к будущему. Более того, именно отношение к будущего и делает его актуальным. Поскольку иначе указанный «политаризм» можно было представить просто одной из экзотических исторических концепций. Но нет – эта самая модель оказывается связанной с одним крайне популярным заблуждением, причем заблуждением, практически не связанным с конкретной политической программой. И, более того, могущим иметь совершенно различный знак – то есть, быть и желательным и пугающим. Речь, разумеется, идет о том, что сейчас принято именовать «тоталитаризмом» - гипотетическим общественным устройством, существующим на «чистом» государственном насилии.

Согласно данной концепции, деспотическая власть предстает неким «абсолютным оружием», способным привести в жизнь любые проекты при помощи насилия. Не важно – «хорошие», т.е., ведущие к благу всех живущих. Или плохие, означающие лишь страдания. Важно, что это возможно, и, более того, рассматривается чуть ли не как единственно допустимый вариант. Скажем, те же правые – крайне любящие разглагольствовать о «правах личности», демократических выборах и прочих «антитоталитарных» вещах при любом подходе к «конкретике», к непосредственному выполнению работ мгновенно меняют свое мнение. И, скажем, в руководстве корпорациями никакой «демократии» не предполагают – только деспотическую власть вышестоящих. (Это, кстати, забавно проявляется в случае с нынешней «пенсионной реформой» - где ее сторонники прямо заявляют, что в подобных вопросах мнение «людей с улицы» имеет весьма слабое значение. Особенно хорошо это звучит в устах тех, кто не перестает обвинять СССР в «тоталитаризме».)

* * *

Впрочем, правые – они правые и есть, поэтому ожидать от них какого-то продуктивного взгляда было бы странным. Однако указанное «очарование тоталитаризма» охватывает и значительное количество левых. Которые подхватывают собственно, созданный антисоветчиками миф о том, что советское государство держалось на пресловутом «гулаге». Ну ладно – не только на «гулаге», однако на системе, насквозь пропитанной насилием, благодаря которому и был построен «социализм». Под коим подразумевается неопределенное общество, имеющее некие, кажущиеся полезными, свойства. Например – военную мощь. И хотя сейчас максима «нас тогда весь мир боялся - и поэтому было хорошо» уже уходит, но ее влияние на общественное сознание еще сохраняется. (Кстати, уходит она в том числе и потому, что современная российская армия чем дальше – тем сильнее становится. Что, однако, на жизнь большинства людей влияет очень слабо. Но даже теперь пресловутые «плакальщики по военной мощи» все еще остаются популярными.)

То же самое касается и других аспектов того, что сейчас принято именовать «красным имперством» - концепции, бывшей крайне популярной в 1990-2000 годах среди многих людей левых мировоззрений. Впоследствии на этом поднялся небезызвестный Кургинян – к коему в начале 2010 годов «прибилось» много российских левых. (Точнее, «левых».) Впрочем, теперь его популярность значительно упала – по описанным выше причинам. Однако указанным мифом о «тоталитаризме» оказались поражены не только «красные имперцы». Он охватил очень многих людей, в той или иной степени уверенных, что именно государственное насилие является тем «волшебным ключом», который позволит создать «общество будущего». Ну, или хотя бы осуществить модернизацию страны. (Впрочем, это опять к правым – поскольку это среди них встречаются любители Ли Куан Ю и прочих «прогрессивных диктаторов», вплоть до Пиночета.)

Разумеется, тут можно много говорить о том, что между «политаризмом» и «тоталитаризмом» есть существенная разница, что «политаризм» - это не о деспотии, а о собственности и т.д. Однако суть указанной концепции это не меняет: в любом случае предполагается, что человек может угнетать некая «бездушная машина». Не важно – восточное это царство, российское государство времен абсолютизма (сюда еще любят приписывать Ивана Грозного), «сталинизм» или «фашизм».Collapse )